home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 5

Летнее солнце весело сияло на безоблачном небе, распространяя волны жаркого тепла. Деревня казалась вымершей, лишь где-то вдалеке лениво брехали собаки да мычала одинокая корова. Деревня стояла на отшибе от основных дорог, и посторонние сюда забредали редко.

Появление странного путника, долго изучавшего деревянную табличку с названием деревни, невольно привлекло всеобщее внимание. Молодой человек, на первый взгляд не старше двадцати лет, был невысок ростом и чрезмерно худ. Светлые волосы его были подстрижены несколько неровно и перехвачены на лбу узкой кожаной полоской. Одет путник был в мантию, бывшую, вероятно, изначально черной, но сейчас пестревшую пятнами грязи и пыли. Пожалуй, грязной ткани было куда больше, чем чистой. На левом плече красовалась вышитая алыми нитками буква «А». На боку путника висела объемистая сумка едва ли не в половину его самого.

Путник не казался особенно опасным, но вот мантия… Магов крестьяне не жаловали. Если бы он был белым, то еще куда ни шло, но мантия была черной. Черных магов в последние годы стали бояться гораздо сильнее. Ведь именно черные выпустили в мир этих проклятых упырей! Кто знает, что нужно здесь этому типу? На вышивку на рукаве, означавшую принадлежность к обучающимся в академии, крестьяне не обратили внимания.

Староста деревни терпеливо ждал, надеясь, что маг наконец даст понять о своих намерениях, но тот по-прежнему не двигался с места, продолжая детальное изучение ничем не примечательной таблички. Наконец староста не выдержал и подошел к нему.

– Господин маг, вы по делу тут или проездом?

Путник вздрогнул и резко повернулся.

– Ой. Я вас не услышал. – Голос у него был тихий, ломкий и совсем не внушительный. – А тут кладбище есть?

Староста опешил.

– Ясное дело, есть. – Он автоматически махнул рукой в направлении искомого объекта и только мгновением позже спохватился. – А зачем оно вам?

Путник слегка замялся:

– Мне нужен практический материал…

– Чего?

– Ну… мне нужно позаниматься…

– На кладбище?! Это место упокоения наших предков! Чем вы там собираетесь заниматься?!

Путник застенчиво улыбнулся:

– Понимаете… мне непременно нужно сделать зомби.

– Что-о?! – Рука старосты сжалась в кулак. Староста был еще далеко не старым мужчиной, ему едва перевалило за сорок, сложением его природа наградила плотным и крепким. Путник покосился на его руки и весьма заметно побледнел.

– Если, конечно, вы не будете против, – поспешно добавил он.

– Да как ты смеешь! – От возмущения крестьянин потерял всяческий пиетет. – Ты что же, думаешь, что раз в эту тряпку завернулся, так тебе позволено наших предков позорить?! Да мы тебя сейчас!..

Путник не стал дожидаться конца фразы. Подобрав полы своей пыльной одежды, он припустил прочь.

Если бы жители деревни проследили за ним, они бы заметили, что маг убежал совсем недалеко. Как только деревня скрылась из виду, он поспешил спрятаться в первых попавшихся кустах, где и просидел до наступления темноты.

Но как только наступила ночь, путник вернулся, стараясь производить как можно меньше шума.


Стук лопаты о неожиданно попавшийся в мягкой земле камень заставил Галлика нервно дернуться и застыть в довольно неудобной позе. Несколько минут он выжидал, настороженно вслушиваясь в ночные шорохи. Нет, вроде ничего подозрительного. Можно продолжить работу. Ах, если бы магия давалась ему хоть немного легче! Но у него не хватало способностей самостоятельно сформировать даже такое простое заклинание, как шатер безмолвия. А как было бы удобно! Поставил себе – и работай, не затрудняясь необходимостью соблюдать тишину! Может, ректор прав? Нет, конечно же нет. Галлик не мог смириться с тем, что маг он никудышный. Он докажет всем этим напыщенным господам из экзаменационной комиссии, что по праву претендует на звание черного мага! Хотя бы один удачный опыт, и высокая оценка на выпускном экзамене не заставит себя ждать.

Галлик встряхнул головой, не желая задумываться о весьма вероятных сложностях с продолжением образования, но незваные мысли все равно настырно крутились в его голове. Академия представляла собой только первый этап обучения магов – тот этап, что был открыт для глаз простых смертных. Второй этап обучения, включающий возможные человеческие жертвы, проводился непосредственно в Башнях Ордена Высокой Магии. Маг, не завершивший второй этап, так и не становился полноценным членом Лиги.

Чтобы найти нужную могилу, у Галлика ушла почти половина ночи, и теперь молодой адепт академии разрывался между желанием скорее завершить начатое и опасением, что его могут обнаружить.

Лопата снова стукнула, но звук получился более глухой – на этот раз ей встретилась не каменная, а деревянная преграда. Галлик стремительными движениями расчистил крышку гроба от остатков земли. Захоронение было неглубоким и наиболее свежим из всех, найденных им на деревенском кладбище. Остается надеяться, что труп еще пригоден для его целей.

Крышка была забита явно наспех, без особого тщания. Галлику потребовалось только несколько минут работы небольшим ломиком, чтобы сорвать ее. В летнем воздухе тут же разлилась смрадная вонь. Правду сказать, запах гнили проникал и сквозь крышку, но теперь он стал почти что невыносим. Галлик давно уже привык к таким запахам, они его не беспокоили. Прокашлявшись и подождав, пока легкий ветерок слегка развеет вонь, он склонился над открытым гробом, изучая покойника.

Труп был захоронен сравнительно недавно, и ткани тела не успели еще полностью сгнить. Но, увы и ах, труп был калекой: одной ноги у тела не было. Причем, судя по всему, ее отняли задолго до смерти.

Галлик огорченно вздохнул. Ну как же ему сделать зомби из такого покойника? На чем тот ходить будет? С другой стороны, еще одну могилу он раскопать не успеет. Адепт еще раз беззвучно посетовал на судьбу и полез в свою объемистую сумку. В любом случае, раз уж он здесь, необходимо хотя бы попробовать.

Разумеется, мешочек с необходимыми ингредиентами завалился на самое дно. Рядом с кучами свежевскопанной земли образовалась ничуть не меньшая куча из различных совершенно необходимых для потенциального черного мага вещей, вытащенных из сумки, – начиная от учебника истории и заканчивая четками из сушеных майских жуков, пойманных в полнолуние.

Магическая фигура вычерчивалась с трудом. В учебном классе ему казалось, что все это весьма просто и обыденно, но сейчас руки дрожали, и Галлику то и дело приходилось подправлять линию. Наконец круг замкнулся. Адепт оттер обильно выступивший на лбу пот и нараспев начал произносить ключевые строки заклинания. Он настолько погрузился в таинство магии, что совершенно забыл о необходимости максимально соблюдать тишину. Последние слова аркана он почти что прокричал.

По краю магической фигуры вспыхнули слабые алые огоньки, метнулись в центр – и тут же начали угасать. Галлик досадливо сплюнул. Ну надо же! Неужели он плохо сконцентрировался?

Он уже почти приготовился повторить попытку, когда в отдалении заметались сполохи факелов и послышались возмущенные голоса. Галлик поспешно вскочил, наскоро заметая начерченный на земле многогранник. Чтобы сложить обратно все вещи в сумку, у него ушло слишком много времени: руки слегка дрожали, что не ускоряло процесса. Огоньки факелов двигались уже у соседнего захоронения, когда он закончил собирать последние предметы и метнулся прочь. К несчастью, Галлик ухитрился споткнуться о позабытую лопату, каковая с громким шумом грохнулась в разоренную могилу, сообщая о его местонахождении.

– Вот он! Здесь! Лови проклятого колдуна! На вилы его! – Громкие голоса перебивали друг друга, но обладатели их отнюдь не стремились перейти к рукопашной. Галлик этого не понял. Испуганный до полусмерти, он побежал прочь, не разбирая дороги. Какое-то время он слышал за собой топот ног и проклинающие выкрики.

Постепенно преследующие отстали, но Галлик не останавливался до тех пор, пока в боку не закололо, а ноги не стали подкашиваться. Он не знал, что крестьяне боялись его едва ли не больше, чем он их.


Наконец отдышавшись, он попытался осмотреться и понять, куда попал. Места были незнакомые. Удирая от своих преследователей, он практически не смотрел по сторонам. Кажется, он пересек какое-то поле и небольшой, но довольно глухой подлесок. Сейчас Галлик обнаружил, что стоит на заброшенной дороге. Где-то за спиной осталась недружелюбная деревня с неудачно откопанным покойником. А в нескольких полетах стрелы впереди на фоне ночного неба вырисовывался силуэт какого-то замка.

Галлик немного приободрился. Замок – а значит, там наверняка есть кто-то более или менее просвещенный. Быть может, они с пониманием отнесутся к его рассказу и даже позволят переночевать в человеческих условиях? Весь последний месяц Галлик обретался на задворках различных мелких селений и спал по большей части прямо на земле. Адепт решительно поправил сбившуюся мантию и направился к замку.

Однако по мере приближения энтузиазм Галлика начал иссякать. При более тщательном рассмотрении замок казался брошенным – слишком уж тихой и темной была его громада. Правда, Галлик ощущал постоянное усиление остаточного магического фона. Хозяин или хозяева замка явно не чужды были магии. У любого нормального человека этот фон вызвал бы волну мурашек по коже и желание убраться как можно дальше. Но Галлик привык к аналогичным всплескам во время некоторых из курсов. Гнетущей атмосферой его было не испугать.

Подвесной мост, перекинутый через все еще глубокий и вполне функциональный ров, был гостеприимно опущен. Может, хозяева все же есть и просто спят? С другой стороны – а где же тогда охрана? Мало ли кто тут шастает по дорогам. Галлик вошел внутрь и попытался осмотреться. В общем, ничего нового он не увидел – те же старые и местами поросшие мхом камни, что и снаружи. И все та же тишина. Словно кто-то набросил на замок долговременный шатер безмолвия, о котором недавно так мечтал адепт.

Ощущение постороннего присутствия возникло внезапно, застав Галлика врасплох. И шло оно почему-то снизу, от земли. Галлик прищурился, стараясь разобраться. Было слишком темно, и ничего, кроме не вполне аккуратно выполненной отмостки дворика, он не увидел. Камни – камни и есть. Ощущение пропало – и возникло снова, на сей раз более четкое и явное. Галлик поспешно опустился на колени, собираясь исследовать старые камни. Загадка начала его интриговать.

Он как раз с великим тщанием заканчивал выцарапывать один из камней, когда прямо перед его лицом возникло небольшое светящееся облако. Галлик вздрогнул и пребольно прижал пальцы уроненным камнем. Облако немного поколебалось из стороны в сторону и замерло точно напротив его глаз. Посасывая ушибленные пальцы, Галлик задумчиво уставился на непонятный ему феномен. Чем дольше он смотрел, тем больше ему казалось, что облако приобретает очертания животного. Кота или кошки. Призрачный зверь широко раскрыл пасть, издавая беззвучное мяуканье, и активно помахал прозрачным хвостом. Галлик заинтересованно протянул в его сторону руку, собираясь потрогать, но призрак тут же прыгнул в сторону – и снова замер, чего-то выжидая.

Адепт сосредоточенно почесал нос. Призраки. Странно, призраки животных – тема, конечно, еще малоизученная, но вроде они не должны быть разумны. А этот ведет себя необычно и на удивление неагрессивен. Во всяком случае, пока. Вот бы забрать его отсюда в лабораторию академии! Галлик мысленно прикинул перечень заклинаний, которые могли бы помочь ему удержать облачного зверя, и с неудовольствием отметил, что ни одним из них он еще ни разу не пользовался. Ну надо же когда-то начинать! Галлик выпрямился и попытался сконцентрироваться на самом простом из вспомнившихся арканов.

К его сожалению, призрак не стал ожидать окончания концентрации адепта, а проворно сдвинулся еще на несколько шагов. Галлик нахмурился. Если бы тот стоял, ему было бы куда проще накладывать заклинание. Призрак снова издал беззвучное мяуканье и пошел прочь, переступая прозрачными лапами по обросшим мхом камням. Галлик только моргнул, а кот был уже на другой стороне внутреннего двора замка – почти что у входа в само здание.

– Эй! Постой! – Галлик поспешно двинулся за призраком. – Постой, я не сделаю тебе ничего дурного! – Его слова породили множественное и жутковатое эхо, но адепт не обратил на него никакого внимания. Подумаешь, эхо. Вот необычный призрак – это да. Надо его непременно поймать.

Призрак любезно подождал, пока адепт приблизится к нему почти вплотную, после чего скользнул в щель приоткрытой двери. Галлик ругнулся и дернул дверь на себя. Тяжелые створки поддались с трудом: их явно давно не смазывали. Физическая форма Галлика была весьма далека от совершенной, и с дверью он провозился довольно долго. К его удивлению, призрак никуда не исчез – он сидел внутри, словно поджидая. Но как только Галлик прополз через частично приоткрытую дверь и протащил через нее свою объемную сумку, призрак снова двинулся прочь, помахивая хвостом и время от времени оборачиваясь и проверяя, следует ли адепт за ним.

Галлик восхитился. Похоже, это не просто призрак, а дух, снабженный поисковым либо направляющим заклинанием. Как интересно! Да, хозяева замка однозначно не чужды магии. Адепт уже не пытался поймать кота, а с любопытством следовал за ним. О том, что животное может завести незваного гостя в ловушку, он даже не подумал.

Призрак привел его к длинной винтовой лестнице, уходящей вниз, и проворно запрыгал по осклизлым от влаги ступеням. Галлик не обладал такой легкостью и то и дело оскальзывался, поспешно хватаясь за перила, чтобы не слететь вниз. Насколько ему было видно, лестница была довольно длинной, а ломать кости в намерения адепта не входило.

Он уже начал уставать от однообразного и монотонного спуска – и снова начал выстраивать в уме заклинание по поимке призрака, когда лестница неожиданно кончилась. Галлик понял это только по тому, что не нащупал ногой следующей ступеньки. Под ногами был уже не каменный, а земляной пол. Вокруг было темно, хоть глаз выколи. Смазанное пятно призрака скорее усиливало, чем разгоняло тьму – и уж никак не могло служить осветительным прибором. Галлик попытался наколдовать себе освещение, но, как всегда, вышла у него только миниатюрная копия желаемого: повисший над правым плечом огненный шарик был всего с ладонь в диаметре, а света давал ничуть не больше чадящей свечи. Впрочем, это было лучше, чем ничего.

Призрак снова раскрыл пасть, словно призывая адепта поторопиться. Подвал Галлику не понравился. Темно, грязно, сыро. И главное – никаких таинственных помещений с результатами каких-нибудь магических опытов или, на худой конец, тайной библиотекой. Только стены, стены, стены, по которым текла вода. Странно, что не было крыс – местечко как раз подходящее. Пару раз адепт поскальзывался на слое слизи, местами обильно покрывавшей пол. Черная мантия украсилась некоторым количеством мокрых и неприятно пахнущих пятен.

Призрак привел его к тяжелым двустворчатым дверям, окованным металлическими пластинами – и исчез. Галлик издал возмущенный вопль, но призрак не пожелал появиться. Может, он опять внутри? Адепт перевел взгляд на двери, подергал за ручку. Впрочем, он и так видел, что створки слишком сильно перекошены, чтобы поддаться так просто. Возиться с заклинившей дверью не хотелось. С другой стороны, он и так уже, одни боги знают, сколько времени гуляет по этому замку. Надо хоть проверить, куда же его привели.

Попытка расшатать дверь ни к чему не привела. Галлик провозился больше часа, пока не понял, что его сил тут явно недостаточно. Но уходить теперь было еще более глупо. И он вызвал заклинание тления, направив его на несговорчивую дверь. Заклинание должно было превратить дерево двери в труху, но, как всегда, сработало оно не в полном объеме. Доски приобрели подгнивший вид, и на этом все закончилось. И, конечно, тут же погас огненный шар: адепту не хватило сил на одновременное поддерживание двух заклинаний.

Галлик досадливо пнул дверь ногой, естественно, чуть не отбив при этом указанную конечность. Но то ли пинок дополнил заклинание, то ли сказались предыдущие усилия – створка скрипнула и прогнулась, образовывая щель, достаточную для того, чтобы худенький адепт пролез внутрь.

Внутри было темно, но воздух казался значительно более сухим и прохладным. Галлик поспешно наколдовал себе новый огненный шарик. Призрак, таинственно исчезнувший перед дверью, тут же выкатился чуть ли не под ноги. Но Галлик был слишком поражен помещением, в котором он оказался, чтобы уделить возвращению призрака должное внимание. Склеп! Кот привел его в самый настоящий склеп! Сколько хватало глаз, на постаментах слева и справа располагались гробы. Галлик склонился над ближайшим, изучая изысканную гравировку на крышке. Да, это вам не сельское кладбище. Адепт сглотнул. А вдруг… Вдруг здесь еще есть хотя бы один недавний труп? Склеп хорошо проветривается, может, он найдет здесь тело в более-менее пригодном состоянии? А раз хозяев нет, то его никто не прогонит, не так ли?

Галлик восторженно потер ладони, примериваясь к ближайшему гробу. Гробы явно были сделаны не из дерева – скорее всего, какой-то камень. Чем бы подцепить крышку?

Яростное мельтешение призрака под ногами отвлекло адепта. Кот казался недовольным задержкой и по-прежнему рвался куда-то вести. Галлик задумчиво посмотрел на приглянувшийся ему гроб, но все-таки последовал за призраком. Все равно он будет возвращаться этой дорогой.

Впрочем, насчет возвращения Галлик несколько погорячился. Призрак увел его совсем недалеко – на противоположный конец склепа. Кот прыгнул на крышку одного из гробов, на несколько мгновений застыл в неподвижной позе – и снова исчез.

Галлик почесал нос. Странно все это. Может, заклинание, наложенное на дух, сработало не до конца? А может, животное пыталось помочь ему и показало нужный гроб? Почему бы и нет? Вполне возможно, призрак настроен на восприятие мозговой деятельности посетителя. Галлик вздохнул. Нет, это животное совершенно необходимо поймать! Оно куда любопытнее, чем может показаться.

Гробы в этом конце склепа, по результатам беглого осмотра, ничем не отличались от всех прочих. Соответственно ничто не мешает ему начать именно отсюда.

Галлик подергал крышку гроба. Крышка, выполненная из камня, поддаваться не собиралась. Между ней и нижней частью угадывалась едва заметная щель, но сам механизм крепления оставался для Галлика загадкой. Может, она просто положена сверху? При таком весе даже и забивать гроб вовсе необязательно.

Адепт покрутил головой вокруг, выискивая что-нибудь, что можно было бы использовать вместо рычага. В его собственных пожитках ничего похожего, к сожалению, не было. Впрочем, откуда в склепе лишний мусор?

Но мусор в склепе все-таки был. Галлик заметил, как в свете созданного им огонька сверкнул какой-то металлический обломок на полу. Адепт поспешно поднял его, чуть не порезавшись. Обломок, видимо, когда-то был частью лезвия. Галлик с сомнением повертел его в руках: особенно прочной находка не выглядела, но все же ткнул лезвием в тонкую щель между крышкой и основанием гроба.

Лезвие жалобно хрустнуло и переломилось надвое. Но вот крышка гроба почему-то шевельнулась – и, к немалому удивлению Галлика, плавно и беззвучно откинулась вверх.

Изучение механизма движения крышки Галлик оставил на потом, с восторженным энтузиазмом изучая содержимое гроба. Призрачный кот не подвел! Труп был совсем свежим! К своему удивлению, Галлик даже не чувствовал запаха разложения. Ну совсем запаха не быть не могло – наверное, он просто уже привык.

Труп принадлежал мужчине лет тридцати, довольно высокому, но весьма и весьма отощавшему. Галлик сначала решил, что покойный умер из-за голода – лицо его было сильно заострившимся, кожа туго обтягивала кости, придавая телу сходство с мумией. Но в результате более пристального осмотра в центре груди обнаружилось пятно запекшейся крови, прикрывавшее сквозную рану в сердце. Чуть повыше раны на теле лежал какой-то странный медальон в форме солнечного диска, расколотый глубокой трещиной. Галлик покрутил медальон в руках и соединил части. По краю диска тут же метнулись крошечные сполохи, и адепт поспешно выронил опасную игрушку. Трещина на медальоне странным образом исчезла, будто срослась. Диск сверкнул еще пару раз и потух. Только в центре все еще осталась тлеть слабая, незаметная для глаз Галлика искорка. Впрочем, медальон мало интересовал адепта.

Галлик потрогал тело. Оно было мягким. Трупное окоченение либо еще не наступило – либо уже прошло. Скорее второе – навряд ли покойник умер меньше суток назад.

Адепт восторженно потер ладони и мысленно вознес благодарность таинственному призраку. Прекрасно! Абсолютно идеальный экземпляр! Возможно, его мозг даже не полностью уничтожен! Галлик поспешно вытащил из сумки необходимые принадлежности и начал вычерчивать круг вокруг гроба. Вынимать тело он пока не стал – склеп был достаточно просторным, но разместить магическую фигуру в проходе между гробами было бы сложновато. А тащить тело наверх – слишком долго и муторно.

На этот раз Галлика никто не отвлекал, необходимости соблюдать тишину не было, и фигура получилась хотя и не совсем идеальная, но куда ровнее, чем на сельском кладбище.

Галлик немного подумал и решил усилить аркан магией крови. Вообще-то ее рекомендовалось использовать в любом случае, но в прошлый раз он слишком волновался, и пропустил этот момент подготовки. Галлик сделал небольшой надрез на руке и прошел вдоль начерченной фигуры, окропляя ее алым. Наконец все было закончено. Адепт еще раз проверил углы сопряжения, встал в центр фигуры рядом с гробом и закрыл глаза, сосредоточиваясь на призыве сил. Сила текла к нему тоненькими, едва заметными ручейками, которые то и дело пытались иссякнуть. В этом не было вины конкретного места или неумения самого мага – просто не так уж много способностей было дано ему от природы.

Галлик забормотал под нос слова заклинания. Более опытные маги воспользовались бы просто ментальным приказом, но он этого еще не умел – и старательно произносил малопонятные фразы на Верхней Речи.

Но вот последняя фраза была произнесена – и Галлик неуверенно приоткрыл глаза, оценивая результаты своей волшбы. Начерченный им круг уверенно полыхал холодным огнем. Язычки призрачного пламени поднимались до колен и были наполнены силой. Но вот только тело в гробу почему-то так и не пошевелилось.

У Галлика вырвался досадливый возглас. Ну почему же так? Он ведь все сделал правильно! Адепт склонился над гробом, все еще надеясь увидеть хотя бы легкое шевеление. Труп лежал абсолютно неподвижно.

Галлик раздраженно схватил тело за плечи и встряхнул.

– Ну оживай же! Почему ты не оживаешь?

Несмотря на кажущуюся худобу, труп оказался неожиданно тяжелым. Галлик почти тут же отпустил его. Поцарапанная рука, откуда адепт брал кровь для аркана, отозвалась болью.

Галлик скосил глаза на все еще пылающий круг. Но ведь заклинание работает! Он слишком отвлекся, выискивая ошибки в нарисованной фигуре, и не обратил внимание, как тело в гробу пошевелилось. Холодные пальцы трупа резко схватили кисть раненой руки адепта и дернули его на себя. Галлик едва не упал вовнутрь гроба – с такой силой был сделан рывок. Глаза трупа были распахнуты, но взгляд их был невидящим. Странные глаза. Светло-светло-голубые, как толстый слой льда, и подернутые какой-то беловатой сеточкой, словно изморозью.

Галлик настолько погрузился в изучение необычных глаз, что до него не сразу дошло, что труп притянул его руку к своему рту и явно пытался пить его кровь. Адепт резко дернулся, желая вырваться, но хватка мертвеца оказалась неожиданно крепкой. По спине Галлика побежали мурашки. Он дернулся еще раз, и опять с нулевым результатом. Неужели он что-то напутал? Зомби не может восстать против своего создателя. За исключением тех редких случаев, когда нарушен контроль и зомби впадает в безумие. Ох боги, только не это! А ведь так хорошо начиналось! Галлика слегка замутило, незаметно подкралась волна слабости. Он снова попытался высвободиться, но уже не столь активно. Руки почему-то дрожали. Неужели этот поднятый монстр просто-напросто убьет его, высосав всю кровь? Галлик едва не плакал от отчаяния. Вечно у него что-нибудь да не так. Ну где же он мог ошибиться?

– Отпусти меня! Ну пожалуйста! – Галлик знал, что если контроль над зомби утрачен, восстановить его практически невозможно – до момента окончательного уничтожения тела они превращаются в безумную машину убийства. Но паника перемешала все мысли адепта. – Отпусти! Мне же больно!

Холодные пальцы неожиданно разжались – как раз во время очередной попытки адепта вырваться. Галлик не смог сохранить равновесие и опрокинулся на спину, с размаху ударяясь о пол.


ГЛАВА 4 | Третий глаз дракона | ГЛАВА 6