home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



1

Маленький камушек, предательски выскочив из-под левой передней ноги, весело поскакал вниз, попрыгал по гладким валунам, и звонко стукнулся о кривую приплюснутую сосну. Алекс обмер. «Головоглазы» смолкли и резко повернулись в его сторону.

Черт! До боли в спине, изгибаясь всем телом и помогая себе руками, Алекс развернулся на месте и рванул по склону вверх, почти не разбирая пути. Опешившие было «головоглазы», с гиканьем и свистом кинулись в погоню.

Ну, дрон, выноси! Выноси родной! Мелькали кусты и камни, шуршала трава, шестёрка ног неистово выбивала дробь, унося его прочь. Пока преследователи преодолевали осыпь подъема, успевший набрать приличную скорость, Алекс, перемахнул вершину сопки и помчался вниз, в ложбину, к ручью. Под спасительные кроны невысоких деревьев, за живые стены густого кустарника.

Перепрыгнув ручей, он понесся параллельно берегу вверх по течению, стараясь выбирать каменистую поверхность, чтобы меньше пылить и не оставлять следов. Надо же, так вляпаться! Как пацан…

Очень мешал маскхалат, но снимать его было некогда, да и нельзя — нечего светить свой клановый тотем направо-налево. Ну, газу, газу! Через несколько минут бешеной гонки, когда шум погони начал немного отставать, заморгал индикатор — «перегрев ходового двигателя».

Тут мне и кранты, подумал Алекс, пожалел, дурак, денег на тюнинг движка — всё потом да потом. Будет тебе сейчас «потом». Но Фортуна на этот раз оказалась благосклонной и милостиво бросила ему спасательный круг — в небольшой ложбинке у ручья, возились двое начинающих четвероногих сталкера, что-то выковыривая из грязи на дне ручейка. Удачно, мельком подумал Алекс и закричал:

— «Головоглазы»! Спасайтесь!

От неожиданности сталкеры пискнули, подпрыгнули, загремело опрокинутое ведро — все знали, с граберами шутки плохи, особенно с «головоглазами», и нелепо вскидывая ноги своих дешевых неуклюжих четвёрочных шасси, пошлёпали вверх по ручью. Жаль молодняк, но, либо селю вы — либо селя вас…

Алекс же, пробежав еще метров десять вслед за ними, не притормаживая, очень сильно, но очень аккуратно отпрыгнул в сторону, в густые заросли смородины, оказавшиеся рядом очень кстати.

Просунулся в них задним местом как можно глубже, скрывая перегретую моторную часть шасси. Потом просунулся еще, поворочался, устраиваясь, и затих. Будем надеяться, что они не каждую дыру будут тщательно обследовать инфракрасным сканером…

В шасси что-то, на грани слуха, потрескивало и поскрипывало, остывая. Остро пахло смородиной, прелой листвой и графитовой смазкой.

Солнце проблёскивало сквозь тучи и листву. Посвистывали пичужки. Басовито звенели, привлеченные теплом двигателя комары, так, что ужасно хотелось почесаться. Гулко стучало сердце, словно он сам отмахал сотни этих горячих метров, а не его дрон.

Кажется, не очень сильно отличаются его следы от сталкерских ходулек. Какие там у них шасси были? Вот, блин, впопыхах не разглядел толком. Вроде «муравьи». Ах, как не хочется сейчас залетать! Хотя, по правде, а когда оно хочется? Удача, удача, срочно нужна удача…

Снизу ручья, потопывая, полязгивая и побрехивая, приближалась погоня. Первыми бежали мелкие шустрые трапперы. Двое. Один с потертым торсом, но на новеньком шестёрочном шасси типа «Кентавр», бежал ровно, не отрывая от земли передних глаз. Посредине ромбовидной головы с широко расставленными видеокамерами, нарисованный красной, с огненным отливом краской сиял «глаз Саурона». Собственно за это их и прозвали «головоглазами», а не «Воинами Саурона», как они были зарегистрированы в реестре кланов.

Стильное, легкое, камуфлированное под осенний лес, очень дорогое шасси — не каждому по карману, казалось, плыло над землёй, неся своего обшарпанного владельца. Вылитый мифический кентавр! Вот только размером с кошку. Правда, с Алексовых позиций, эти размеры выглядели вполне внушительными, хотя дроны типа скаут или траппер почти в два раза меньше, чем его средний универсальный дрон. Но это вовсе не значит, что он один стоит двух разведчиков. Тут всё дело в мастерстве бойца и прокачке дрона…

Второй, явно молодой, да ранний — новенький корпус весьма престижной модели «x-traper», тоже нехилое шасси, типа «ахама-лайт», мельтешил вокруг. Шнырял влево-вправо, забегал вперед, принюхивался, присматривался. На миг притормозил у места, где Алекс отпрыгнул в сторону, особенно громко всосал воздух, вскинул голову, чихнул, прочищая ноздри, и припустил вдогонку за старшим.

Алекс вытер вспотевшие ладони о футболку, не глядя, нашарил у ножки стола банку с квасом, набрал полный рот пенистого напитка, глотнул, поперхнулся и, вырубив микрофон, долго кашлял, стуча себя кулаком в грудь… Твою медь! Нельзя же так! Сейчас бы прыснул, на весь Остров. А потом бы мне, прыснули… И тут на арену вылетел весь пелетон. Алекс застыл.

Впереди на мощных шестиногих шасси пёрла тройка мощных бойцов, азартно размахивающая мощными клешнями, словно лобстеры в брачный период. Могучие торсы украшало множество заплат и сварных швов — свидетельство прошлых битв и побед.

Вот ведь, делают же ремонт корпусов без швов и заплат, так на кой все эти «украшения»? Только мелочь пугать. Зрелый боец на них и внимания не обратит. Надо же, ещё и раскраска у них под татуировку — один бык, второй буйвол… А третий, небось, зубр… А, нет, бизон…

Один из «бычков» держал в клешне обломок старинной шпаги, а у другого зловеще поблескивал русский граненый штык, отпиленный от насадки. Третий казался невооруженным, но притороченный к шасси подсумок с инструментами безо всяких слов указывал на то, в чьих лапах он очутится в случае неудачи.

Алекс вытер лоб и перевел дыхание. Да, с таким бойцом и один на один справиться непросто, а уж с толпой таких — шанс нулевой. Ну, почти. Он осторожно пригубил квас, покосился на значок микрофона внизу виртуального экрана и глотнул. Тихо кашлянул, и глотнул ещё. Вот это я влетел, еще бы немного и… Лучше не думать. Точнее, лучше думать о другом. Как смыться без потерь.

За воинами дробно семенили два офицера. Дюралевое шасси типа «Мустанг», дюралевый корпус на заказ, два боевых манипулятора типа «лапа богомола», квадратные головы — ну, прямо суперкентавры! Сбоку и чуть сзади от них поспешали четверо однотипных шестиногих телохранитей с самодельными пиками наперевес. Свита, блин…

И вся эта кавалькада просто ало сияла «глазами Саурона», и лишь у дальнего от Алекса офицера «глаз» был золотым, а на шасси, придерживаемый вспомогательным манипулятором, трясся старый, тщательно отчищенный и блестящий смазкой «Parabellum».

Ага, Базука Билл собственной персоной. Второй в клане после Назгула. Вот, если бы не тот чёртов камень, Алекс наверняка разглядел бы всё это «братство», и сразу же тихо слинял бы. Это же явный капец, связываться с верхушкой «Сауроновского» клана. Ладно бы с рядовыми, дело то житейское, мало ли какие разборки происходят на просторах Острова. Но с высшими офицерами клана вряд ли кто рискнёт. Разве что во время разборки клан-на-клан…

А вот интересно, с чего бы это такая честь? А что, собственно, произошло-то, а? Ну, забрёл некий абалдуй на клановый сбор, в первый раз что ли? Так отряди пару трапперов на охоту и жди, пока того за зябры приволокут. Самому-то, зачем бегать? Да еще со свитой. Что-то вы здесь, ребята, перегнули…

Или это я чего-то не понимаю. Какая-то не интересная сегодня игра получается, слишком рискованная. Надо делать ноги, и быстрее. Только вот взгляну напоследок, что там у них, и слиняю. Зря, что ли я здесь на брюхе ползал? Пожалуй, так даже удобней уйти будет. Они сейчас направо, а я сейчас налево. «А мы пойдем на север, а мы пойдём на север, когда назад вернёмся…». А вот хрен вам, я вернусь, даже если вас никого не будет.

Подождав, пока граберы достаточно удалились, Алекс тихонько, непрерывно осматриваясь, выполз из кустов. И тихо-тихо, но в быстром темпе, на полусогнутых, по ложбинке, двинулся назад, вниз по течению ручья. Скрываясь под кронами деревьев и кустарников, и не переставая оглядываться, он направился к сопке, за которой скрывалось нечто, ради которого, он и пришёл сюда в этот воскресный день.

Я только взгляну и всё, только взгляну и всё. И сразу домой. Потом уведу дрона на профилактику, а сам отдохну, пока эта байда не утрясется. Английским займусь, давно пора хвосты отрубать, а то отрастил с начала года… Видики посмотрю, в библиотеку схожу. А интересно, а как это в библиотеке книжки читают? Ни разу не был. Вот сейчас как раз и схожу, а то совсем одичал тут. В зоопарк можно съездить… Только тихо-тихо… На сей раз очень тихо.

Используя складки местности, валуны и кусты, Алекс быстро полз, огибая сопку и внимательно высматривая охрану — не может быть, чтобы они всё кинули, не выставив охраны. Вон у них какая толпа, наверняка и охрану оставили. Ну не олухи же они.

Когда до места осталось всего ничего, он услышал далекий выстрел и, на грани слуха, отчаянные вопли — все, пацанов взяли. Жалко. Курочить их вряд ли будут, что с них взять? А вот ноги пообломают, и глаза выбьют. И уши. Так что ребята страху натерпятся. Простите ребятки, таков у нас суровый закон джунглей. В конце концов, я же вас предупредил — спасайтесь. Однако мысль его была слишком лицемерной, и на душе у него засвербело.

Минут через десять «головоглазы» поймут, что лопухнулись, и рванут назад. А я рвану вперед, и не через десять, а через пять, а то и раньше. Такая наша доля — схапать и драпать. Только взгляну… Может, и хапать не буду. Сразу драпать.

Сопка медленно поворачивалась. Уже показался тот обрыв и та корявая сосна, и где-то там валялся тот зловредный камень…

Двое охранников в могучих корпусах торчали на макушке сопки — следили за погоней. Вниз они не смотрели. Третий в прибрежных валунах с большим увлечением гонял крабов. Его явно не ждали. Только одним глазком…

У слабо дымящегося костра лежал связаный (!?) дрон. Торс с головой был выдран из корпуса с мясом, торчали провода и арматура крепления, задние ноги были перебиты в нескольких местах, а передние срезаны до половины. Средние же торчали под таким углом вверх, что не оставалось сомнения — шаровые суставы вывернуты из гнезд.

Зачем понадобилось его связывать, недоуменно подумал Алекс? Зачем надо связывать дрона, не способного двигаться? Зачем вообще надо связывать дрона!? Он же без дроннера ничего не может. Ну, почти… Медленно приблизившись, Алекс осмотрел калеку.

Корпус явно вояки клепали, даже марка неизвестна. Пластик, армированный сталью. Усиленные узлы подвески дополнительного снаряжения или вооружения, смотря по обстановке. Боевой дрон. Надпись на боку — «Скорпион». Да, такие в продажу не поступают.

Как-то раз, Алекс уже видел дрона подобного типа, только тот был попроще. Заходил как-то патруль в деревню сталкеров, искали кого-то, что ли.

Кто это его так? Неужели «головоглазы»? И где они его взяли? До зоны вояк километров пять. Да ну, никто не ходит к воякам в зону — себе дороже. Мало того, что дрона своего потеряешь, так еще и запишут нарушение режима. Один раз простят, а со второго выкинут с Острова. Начинай всё по-новой…

Хотя… Кристалл военного дрона, это очень богатая добыча. Использовать самому опасно, наверняка там есть какие-нибудь жучки, а вот загнать на чёрном рынке можно за очень приличные бабки. Да тем же граберам. Правда тут надо будет десять раз отмерить. А самый оптимальный вариант — вернуть воякам. Конечно, деньги будут значительно меньше, зато добрая слава… Ну-ка, стоп мечтать, медведь ещё жив, и шкура ещё на нём…

Разодранная обшивка обнажала кристалл дрона — черный плоский параллелепипед со стандартной интерфейсной колодкой. Переливаясь, мерцали индикаторные микродиоды с торца кристалла, и попискивал тихо-тихо какой-то блок внутри разбитого корпуса — дрон жил.

Время! Либо хватай дрона и делай ноги, либо делай ноги и ни чего не хватай. Выбор не велик. Алекс огляделся. Двое на сопке всё так же торчали к нему спиной, а третий и вовсе скрылся в камнях. «Ти чьорт…, - мысленно прошептал Алекс. — Об этом я дико пожалею…».

Он тронул пальцем кристалл дрона и тот замер на долю секунды. Затем резко усилилась пульсация индикаторных вспышек, и что-то дернулось внутри несущего корпуса. Писк усилился, перешел в шипение, шипение сложилось в еле уловимый голос:

— Человек, спаси…

От неожиданности Алекс дёрнул рукой и сбил банку на пол. Шипя, квас полился на ковер. Мгновенно вспотели руки, а ноги судорожно дёрнулись, изображая прыжок.

— Ма… я… кто? — язык отказывался повиноваться, а руки в сенсорных перчатках лихорадочно крутили псевдо-джойстики, давая противоречивые команды управления, так, что, в конце концов, его дрон возмутился целым потоком предупреждающих сигналов, смысл которых сводился к требованию — объяснить, что же ему нужно, чёрт его дери. Что за шутки такие!!?

— Человек, спаси…

Голос перешел в шум, затем в попискивание. Алекс, замерший в неудобной позе, протянул манипулятор к кристаллу дрона и, в нерешительности остановился, растопырив трёхпалую клешню. И тут его слух резанул вопль:

— Вот он, гад! Держи его! Алекс обернулся. Всё, спёкся. До-вы-пендривался…

Сбоку, снизу от моря, отшвыривая крабов, металлически лязгая, несся к нему охранник, а сверху, сыпля камнями, с воплями валились наблюдатели. Четвёртый(!), не замеченный им, и видимо, поднявший тревогу, набегал вдоль каменной осыпи с юга.

У Алекса в голове, что-то словно бы щелкнуло — звуки отступили, поле зрения сузилось, и в нём остался только изуродованный дронов остов, сам кристалл дрона, с медленными вспышками светодиодов и далёкое Солнце, неярко сияющее сквозь тучи над застывшим волнистым морем.

Лязгал манипуляторами краболов, запутавшийся в нагромождении камней. Пыля, сыпалась сверху щебёнка, перед матюгающимися охранниками. Молча, и оттого страшно набегал, четвёртый охранник, которого он прошляпил…

И Алекс медленно вынул кристалл из гнезда, медленно огляделся и медленно, как под водой, переставляя ноги, устремился прочь, чувствуя, что не уйти, направил путь своего дрона на север. Наискось, уходя от ломящегося сквозь каменный хаос охранника, он съехал по каменной осыпи, перескочил через валун и оказался над почти отвесным каменистым обрывом высотой метров десять.

Внизу мокро блестели острые валуны, и шуршал прибой. Прыгать было нельзя, убиться не убьёшься, а вот манипуляторы не выдержат, верный кирдык. Оставалось двигаться по-над краем обрыва, рискуя каждую секунду съехать вниз.

Алекс рванулся вперёд. Его дрон, плохо приспособленный бегать по каменному крошеву, мельтешил ногами, то и дело оскальзываясь и срываясь. Сзади орали охранники, им было труднее, их более тяжелые корпуса еще меньше подходили для подобного бега.

Может и повезёт, подумал Алекс, но тут сверху и чуть сбоку, с воплем обрушился на него недавний преследователь с корпусом от «амахи».

Он охватил Алексова дрона ногами и свободными манипуляторами начал выдирать из его рук чёрный кристалл. Он был значительно легче и слабее, но сила удара сбила с ног, и теперь они вдвоём, барахтаясь, сползали к краю обрыва.

На самом краю Алексу удалось оторвать, вцепившегося как клещ траппера и ударом всех, шести своих, ног послать его в недолгий полёт к прибрежным валунам. С визгом тот улетел вниз. Там что-то осыпалось, сбрякало и булькнуло. Визг замолк. Освежись, родной, мелькнула злорадная мысль.

Что с ним стало дальше Алекс уже не смог увидеть — ему пришлось срочно хвататься за ветку корявой сосны на краю, чтобы не улететь следом. Так он и повис на одном манипуляторе. Другим же он цепко удерживал добычу, а его дрон судорожно теребил ногами, ища опору. И чем больше он теребил, тем яснее Алекс осознавал, что вылезти без второго манипулятора не сможет. Или бросить чёрного дрона, или падать вместе с ним. Третий вариант осторожно высунулся из-за нависшего сверху валуна.

— Держи посох, ёлоп, и не вздумай дурить! — второй траппер, с обшарпанным корпусом, медленно протягивал Алексу гладкую палку с набалдашником на конце. — Только сначала брось мне дрона. И учти, ты на мушке!

Из-за его спины выглядывал Базука Билл со товарищи. Ага, сядь ко мне на носок, да пропой ещё разок…

Алекс, тот Алекс, что сидел в мягком кресле за компьютером дома, медленно нагнулся, нашарил и поднял с пола опрокинутую банку с остатками кваса, влил содержимое в рот, глотнул и положил руки на имитаторы джойстиков.

Алекс, тот Алекс, что висел на одном манипуляторе над обрывом, посмотрел на траппера, протягивающего ему палку, на выставившего «парабеллум», Базуку Билла, на грозных охранников с пиками, медленно подтянул манипулятор с дроном и замер.

— Тебе ничего не будет, — ровным, скрипящим голосом сказал Базука, — если ты отдашь дрона. Иначе мы найдём тебя везде, и тебе это не понравится.

У него был сильный прибалтийский акцент, и неприятно отблескивало солнце не стволе пистолета. Ай-ай-ай, это называется, добаловался…

В этот момент Алекс испытывал два чувства сразу — омерзительный страх холодил сердце, а поднимающаяся горячая волна протеста, дрожью наливала руки. И тут он вдруг понял, что стрелять в него не будут, пока дрон у него. И он понял, что сделает дальше. И ему сразу стало легче.

— Только не кидай меня в терновый куст, — негромко сказал он, затем спокойно ткнул углом кристалла в фиксатор, крышка корпуса распахнулась, и он ещё раз ткнул, теперь уже в инжектор кристалла своего дрона.

— Что-о не кида-й? — Не понял Базука.

Но тут же, осознав что, дико заверещал и выстрелил в Алекса, целя в корпус. Пуля прошила воздух рядом с головой, а, не успевший изготовиться к стрельбе, Базука упал от отдачи и, страшно ругаясь, боролся теперь со своими манипуляторами, пытаясь встать.

Выброшенный инжектором, из обвисшего ногами корпуса, кристалл алексова дрона, кувыркаясь, полетел вниз. А Алекс, взяв управление на себя, точным движением, вставил чёрного дрона на его место, в установочное гнездо. Всё как по инструкции — аккуратно и до щелчка. И захлопнул крышку.

— Опусти руки, человек, — ясный, без выражения голос звучал прямо в ушах, — опусти руки, сейчас мы уйдём.

Подсознательно он ожидал чего-то подобного, поэтому лишь слегка вздрогнул, и попробовал уцепиться освободившимся манипулятором за спасшую его ветку сосны. Однако манипулятор не совершил требуемого движения. Опа-на! Алекс подергал руками, ногами, телом — всё без толку. Оказалось, он мог управлять только головой, остальное управление не действовало. Вот это да! Дрон управляет только шасси и частично торсом, да и то, не по своей инициативе, а здесь у него полностью перехватили управление. Приплыли…

С отрешённым видом, Алекс опустил руки и откинулся в кресле. Снявши голову — по волосам не плачут. А чего он, собственно, ожидал? Какая такая интуиция заставила его всё это сделать? И, что же это за чудо такое он пытается спереть у граберов — сам говорит, сам рулит? Теперь осталось только смотреть и ждать, чем закончится его воскресный поход за приключениями.

Он ещё только распрямлялся, вытягивая ноги в кресле, а его дрон (да его ли дрон?), вдруг резво зацепился ногами за осыпающийся каменный склон и, слегка помогая себе манипуляторами, боком стремительно понёсся вдоль откоса, забирая слегка вверх. Надо полагать, пользовался при этом он только «дроновскими» глазами, расположенными в шасси, так как Алекс вперёд не смотрел, а смотрел он на осатанело орущих «головоглазов», почувствовавших, что похититель уходит.

С воплем промелькнул в стороне, бросившийся не него траппер. Промазал, и полетел, голова-ноги, голова-ноги, навстречу камням. Просвистела сбоку, брошенная кем-то из вопящих охранников, пика. Снова завизжал, снова бабахнул, и снова упал Базука. Застыли в разных позах рванувшиеся в погоню «головоглазы».

Надо же, какая преданность, подумал Алекс, смерти не боятся, сами в пропасть падают.

А чёрный дрон, тем временем, уверенно и быстро уносил его прочь, ловко минуя крупные камни, подныривая под кроны корявых сосен, используя их ветки, и торчащие корни, как опору. Склон обрыва быстро поплыл в бок, слегка в сторону и назад. Оставшиеся ни с чем, «головоглазы» стали стремительно удаляться, их голоса ослабли, а из-за тучи, в просвете, показался краешек неяркого осеннего Солнца.

Когда «головоглазы» достаточно удалились, Алекс отвернул от них голову и стал смотреть, куда же они, в конце концов, направляются.

Здесь, на западном берегу Острова он не был ни разу. Ну, во-первых, где-то здесь обосновались своим лагерем «головоглазы». Ну, а, во-вторых, тоже, что и, во-первых. В лагерь к «головоглазам» не совались. Разве что новички по дури и незнанию. Интересно, а меня куда записать? Вроде не новичок…

Островное сообщество, конечно, не могло с эти мириться, но его усилия пропадали втуне. Помнится, с полгода назад три соседних клана объединились, с целью положить конец безраздельной власти «Воинов Саурона» над этой западной частью Острова, но, то ли силы у них не хватило, то ли духа, то ли ума, но были они биты и унижены, а «головоглазое» братство стало хозяйничать на почти всей территории прежде независимых неудачников. Проигравшие кланы пытались было, сгоряча, обратиться в межклановый суд, но ситуация была предельно ясна — агрессор повержен и наказан.

Обращаться к администрации земли тоже не имело смысла — администрация земель Западных Уделов смотрела на подобные вещи снисходительно, сквозь пальцы — подобные вещи повышали рейтинг игры, подобные вещи способствовали усилению градуса азарта в игре, добавляли перчику, а с ним и рост доходов Островных Компаний. Администрация Среднеземных Уделов вкупе с администрацией земель Южных Уделов «головоглазов» в свои земли не пускали, но и никаких особых претензий западникам не предъявляли. Так, де-факто, «головоглазы» и стали хозяевами почти половины земель Западных Уделов.

Впереди показался громадный валун приплюснутой формы. Дрон, не снижая скорости, взлетел на него, перемахнул верхушку, ухнул вниз, и в том же темпе продолжил свое стремительное движение. У Алекса захватило дух — даже в рекламных демо-роликах дроны не перемещались так быстро и так ловко. Снова заморгал желтый сигнал «Перегрев основного двигателя».

Запорет шасси, подумал Алекс, и тут же, непоследовательно — а интересно, как будет велика компенсация от вояк за спасение их дрона? Это если конечно вернуть дрона им. Хотя, сейчас непонятно, кто кого возвращать будет, уж больно дрон у них самостоятельный… Как управление-то вернуть? Куда-то вся игра не туда пошла, кто в кого играет — я в дрона, или он в меня?

«Всё дело в азарте игры, — подумал он, — и даже не игры вовсе, а это как жизнь — в жизни всегда надо найти интересное дело, и жить будет гораздо интересней. Дело всей жизни — найти дело на всю жизнь и жизнь посвятить этому делу… Вот получу компенсацию, и сразу начну дело на всю жизнь искать…».

«Что это я так размечтался? — подумал, было, он. — До вояк еще добраться надо. А им ещё должен очень понадобиться этот спасённый дрон. А вдруг, так сдастся, что не понадобится?»

Но на этом трезвые мысли в его голове закончились, а оставшиеся перепутались, перешли в какое-то бормотание, а руки, вцепившиеся в подлокотники кресла, онемели, и Алекс вдруг ощутил, что он снова очень сильно испуган. События прошедших минут прокручивались в его мозгу в обратном порядке на каком-то нижнем уровне сознания.

Запоздало подумалось, и какого чёрта я в это полез? Действительно, заигрался. Теперь точно придётся на дно залегать, уйду куда-нибудь на юг. Или, ещё лучше, в библиотеку. Дней на пять, до субботы…

В драке с траппером маскхалат порвался и его фиолетовый тотем вольного старателя Среднеземных Уделов уже наверняка красуется в распечатанном виде у всех членов клана «Воинов Саурона» и их приспешников.

Представилось, как вся эта братия перетряхивает весь Остров в поисках его, и как волокут его к Назгулу, и что с ним может сделать Назгул за унижение своих воинов. Разные ходили слухи на эту тему… Мимолётом он опять пожалел новичков, которых он подставил головорезам Базуки Билла. Утешало лишь то, что мучили их не долго и, наверное, не успели, как следует поиздеваться. А что это дрон-то молчит?

— Дрон! — позвал Алекс. Нет ответа. Чертыхнувшись, он включил микрофон.

— Дрон, куда мы идём?

— Домой. Осталось около пятидесяти метров.

Какой, нафиг, «домой»? Какой у дрона дом? Стойло в ангаре да стенд диагностики. Ну, разве ещё схрон сталкера или землянка старателя.

— Двигатель перегрет, может заклинить, — вот черт, никогда не общался с дроном. Как с ним говорить-то? Ни кто не общается с дронами. Дроны не созданы для общения. Дрон это как спинной мозг, управляет телом на уровне рефлексов. Ни кто не общается со своим спинным мозгом.

— Вижу. Он выдержит. Осталось недолго. Через минуту тебя придётся отключить, Человек.

— Меня зовут Алекс.

— Понял, Алекс. Можешь звать меня Куб, если понадобится.

— А, что это значит?

— А, что значит «Алекс»? — спросил дрон, не меняя темпа движения.

— Ну…, это значит имя…, - растерялся Алекс.

— Вот и у меня — имя. Меня так зовут, когда надо, что бы я пришёл.

Впереди, над крутым каменистым обрывом, показалась изогнутая, вся чёрная, невысокая старая берёза. Дрон замедлил ход.

— Алекс, ты нам помог. Мы поможем тебе позже. Сейчас ты будешь отключен.

— Чёрт, погоди! Дрон!!!

Виртуальный экран и экран монитора мигнули и отобразили одну и ту же надпись — «Отсутствует связь с модулем».

Он посидел несколько минут неподвижно. Затем снял с головы индукционный обруч. Стащил и бросил на стол сенсорные перчатки. Встал. Вышел в соседнюю комнату. Подошел к тёмному уже окну. Посмотрел невидящим взглядом на тёмный уже закат. Открыл форточку. Задёрнул штору. Подошел к дивану и сел. Взял пульт управления телевизором, и, вертя его в руках, стал смотреть в пустой экран, всё ещё видя перед собой чёрную корявую берёзу и ярко-красный луч Солнца, падающий полого на крутые уступы западной части Острова, сквозь узкий просвет низкого осеннего неба…


Александр Анатольевич Иванов Сеть дронов | Сеть дронов | cледующая глава