home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 43. ДУХ МЩЕНИЯ

Незаметно подкрался вечер, и по склонам гор поползли длинные тени. Но света угасающего дня было вполне достаточно, чтобы проникать в комнату через окно и освещать стол, за которым Майк Джарвин терпеливо корпел над колодой карт. По мере того, как сгущались продолжали сгущаться, он трижды просил Обмылка зажечь ему лампу, но Обмылок оставался совершенно равнодушен к его распоряжениям, а Питер, по-видимому, и не собирался вмешиваться.

— Обмылок работает на меня, — сказал Питер, — и это означает, что он не обязан обслуживать других людей, если сам того не хочет. Все, Джарвин, разговор окончен. Я, кстати, уже неоднократно говорил тебе об этом!

— Ладно уж, — милостиво снизошел Обмылок, — я зажгу ему эту чертову лампу. Может быть хоть её свет сможет распугать призраков.

На ответ это заявление остававшийся в хижине мистер Джарвин разразился ещё одной раздраженно-испуганной тирадой. Но Обмылок, случайно взглянув в сторону склона, заметил там — он возник из темноты и теперь быстро приближался, из чего можно было сделать вывод, что незнакомец держит путь на рудник.

— А за ним едут ещё двое, мистер Хейл. Мужчина и женщина поднимаются следом по склону. Интересно, кто бы это мог быть! Женщина едет на пегой лошади.

— Пегая лошадь! — повторил Питер, внезапно приподнимаясь в своем гамаке. Бросив беглый взгляд на двоих всадников, продолжавших свое восхождение, он заставил себя встать. И замер от удивления, приглядевшись к первому визитеру, который тем временем успел подъехать поближе. — Отец! — вскричал Питер. — А ты что здесь делаешь?

— А вот и Питер, — сказал старик, приветственно помахав ему, — ну как же, сынок, я приехал тебя проведать. У тебя ведь все в порядке, а?

— Все хорошо, — сказал Питер, и голос его прозвучал несколько натянуто. — Со мной все в полном порядке.

— Но к тебе сейчас едет ещё кое-кто. Ты будешь удивлен, нипочем не угадаешь.

— Скажи, кто, — взволнованно выдохнул сын. — Этого не может быть… не может быть, чтобы…

— МакНэр и его дочка, — спокойно сказал Росс Хейл. — Я совсем недавно обогнал их. Я их узнал, а вот они меня нет, скорее всего. Я срезал небольшой уголок и оглянулся назад. Было уже довольно темно, но уж лица-то я разглядел. Так что встречай гостей, Питер.

— Ты слышал, Джарвин? — окликнул Питер дрогнувшим голосом.

— Слышал, — проворчал тот.

— Так мне пойти их встретить или остаться здесь с тобой?

— Будь они неладны! Я не собираюсь выслушивать здесь бредни МакНэра. Мне от него никакого проку, впрочем, точно так же, как и ему от меня! Пойди и передай МакНэру, что здесь ему делать нечего. Этот придурок сам должен соображать! И папашу своего тоже с собой можешь прихватить.

— Я подожду здесь, — тихо сказал Росс Хейл. — Мне нужно поговорить с тобой. Так что торопиться некуда.

Питер поспешно отправился прочь от хижины, и Обмылок с готовностью последовал за ним.

— Эй, а Обмылка оставь! — крикнул Джарвин.

— Возвращайся, Обмылок, — сказал Питер. — Посторожи Джарвина, пока меня не будет.

Обмылок покорно развернулся и прошел обратно на веранду.

— Спичек нет, нечем даже лампу зажечь! — проворчал Джарвин. — Обмылок, у тебя не найдется спички?

— Не найдется, — буркнул Обмылок.

— Тогда пойди и принеси.

— Я тебе не прислуга. Босс послал меня, чтобы я сидел здесь и сторожил тебя, жирная свинья! — огрызнулся Обмылок.

— Вот, — добродушно сказал Росс Хейл. — Вот тебе спичка, Джарвин.

— Вот и славно, — сказал Майк Джарвин, — заходи Хейл. Теперь ты сам видишь, что мне приходится терпеть, — продолжал он, — от твоего сынка и этого черномазого. Спасибо!

Росс Хейл вошел в хижину и протянул хозяину рудника коробок спичек. Одна из серных головок чиркнула, высекая голубоватую искру, которая затем превратилась в ровный язычок желтого пламени, и лампа, наконец, была зажжена.

— Послушай, Хейл, — более дружелюбно продолжал Джарвин. — Насколько я понимаю, ты приехал сюда за своим сыном. Но зря только время потерял! Он останется со мной, Хейл. Я плачу ему щедрое, поверь, очень щедрое жалованье. Таких денег ему больше нигде не заработать. А он может уберечь меня от многих бед и вызволить из любых заварушек. Ведь ты, наверное, слышал о том, что произошло в Лоусон-Крик?

— Да, — сказал Росс Хейл, — слышал.

— Так не будем ссориться, ладно?

— Я хотел спросить тебя, Джарвин, лишь об одном: Как ещё долго Питер будет работать на тебя?

— Хочешь знать, как долго я ещё проживу на этом свете? — ответил Джарвин. — По-моему, разумней было бы спросить об этом именно так. Так вот, Хейл, я чувствую себя хорошо, как никогда и собираюсь жить долго и счастливо!

Наступила непродолжительная пауза, во время которой Джарвин, прищурившись, разглядывал своего гостя.

— Я хотел сказать, — пробормотал, наконец, Росс Хейл, — что, возможно, как следует все обсудив, мы с тобой смогли бы найти разумный компромисс, Джарвин.

— Компромисс? — прорычал Джарвин, и от его прежнего благостного настроя вмиг не осталось и следа. — Чего ради? Я заполучил Питера, и он останется у меня. Я привязал его к себе так, что он никуда от меня не денется. Так что, хватит об этом, разговор окончен.

— Таково твое решение? Ты уверен? — спросил Хейл.

— Обмылок! — хмыкнул хозяин рудника, — похоже, тут кое-кто нарывается на неприятности. Ты приглядываешь за ним?

— Я смотрю, смотрю, — ответил Обмылок через окно.

— Джарвин, — сказал Хейл, — я приехал сюда, чтобы выяснить с тобой отношения. И…

Его правая рука метнулась к кобуре; этот жест заставил Джарвина испуганно вскрикнуть. Он тоже схватился за пистолет.

Что же касается Обмылка, то он уже держал наготове винтовку, ствол которой покоился на подоконнике. Все это Росс Хейл видел. Он прекрасно знал, что стоит ему только схватиться за оружие, как его тут же пристрелят. Но ему не было страшно. Он дорожил жизнью, но отнюдь не настолько, чтобы цепляться за неё любой ценой. К тому же на тот свет он отправится не один, а прихватит с собой Джарвина.

Но выстрелить ему так и не удалось.

Внезапно Джарвин бросил растерянный взгляд в окно, находившееся напротив Обмылка. Истошно завопив и закрыв лицо руками, он попятился назад, испуганно прижимаясь к стене.

— Нет, Сэм! — кричал он. — Ради Бога…

Росс Хейл взглянул в том же направлении, и ему показалось, что он видит в окне напротив очень бледное лицо, седые волосы, едва различимые под шляпой. Он не успел ничего толком разглядеть. Винтовка незнакомца выстрелила, неожиданно наполняя комнату оглушительным грохотом. Джарвин ничком повалился на пол, оставаясь лежать без движения. Не обращая больше никакого внимания на Росса Хейла, Обмылок тоже выстрелил в ответ, но безрезультатно — незнакомец исчез. Тогда мулат бросился в погоню, но к тому времени, как он забежал с другой сторону хижины, чужака и след простыл. Возможно, он знал дорогу вниз и сумел пробраться среди огромных валунов, которые окружали плато.

Обмылок поспешил обратно в дом, и застал Росса Хейла, стоявшим на полу на коленях, склонившись над Джарвиным. Он сумел приподнять раненого и перевернуть его на спину, но помочь ему было уже ничем нельзя. На груди Джарвина быстро расползалось кровавое пятно, и глаза его были закрыты.

Наконец он открыл их и слабо улыбнулся, а затем заговорил уверенным голосом, в котором слышались торжествующие нотки.

— В покере фул-хаус бьет тройку, приятель! — радостно объявил он.

С последним словом взгляд его затуманился, и он умер.

Джарвина похоронили на краю плато. При помощи взрывчатки шахтеры устроили могилу среди камней, в которой он и обрел вечный покой, оставаясь в памяти людей просто неприятным воспоминанием, но не более того. А в мыслях Питера Хейла и его отца ему было отведено, пожалуй, даже и того меньше места — у этих двоих и других хлопот было предостаточно.

Лишь в одном сын с отцом никак не могли согласиться друг с другом — и в этом состояло их единственное и принципиальное разногласие. Росс Хейл был твердо убежден, что тем вечером на руднике объявился дух самого Сэма Дебни, который был когда-то убит Джарвиным и теперь возвратился, чтобы покарать убийцу. Питер же утверждал, что скорее всего это был брат или ещё какой родственник бедного Дебни, который по прошествии стольких лет приехал в эти места, чтобы расквитаться с Джарвиным за то грязное убийство.

Хотя мысли эти занимали их очень недолго, тем более, что убийца так и не был найден, и вскоре все о нем благополучно забыли.

Что же до Питера и Рут, то они поженились на той же неделе, и на их свадьбу собрались самые известные в тех краях и уважаемые люди. Кроме одного.

Энди Хейл тоже был там, мрачный и натянуто улыбающийся, чем он, впрочем, никого не мог ввести в заблуждение. А вот Чарльз Хейл, похоже, в спешном порядке отправился куда-то на восток, по срочному делу, и никто не знал, сколько времени он там пробудет. Он и в самом деле возвратился домой лишь через несколько месяцев, да и то после того, как отец самолично отправился за ним.

Ходили тревожные слухи, будто бы на чужбине Чарли приобрел кучу вредных привычек; будто бы единственным соблазном для него стал карточный стол; будто бы в отъезде он только и занимался тем, что проматывал деньги. И никто не мог понять, как такое могло случиться, так как воспитан он был в духе строгой бережливости!

Жизнь Питера стала полнее и насыщенней. У него прибавилось хлопот на отцовском ранчо. Кроме того, он также заправлял всеми делами в обширном хозяйстве МакНэра. Сам МакНэр удалился от работы, с готовностью доверив все заботам зятя. Старик любил говаривать, что сам он был обыкновенным работником, который лишь задал масштаб и составил план. Он набросал картину в общих чертах, а теперь Питер может заполнить её деталями. Сам же он любил посидеть на веранде нового дома Питера в компании Росса Хейла.

И иногда задавал приятелю свой излюбленный вопрос:

— Ну так как, Росс, у кого из нас больше прав на Питера? Да, знаю, ты дал ему жизнь. Но открыл-то его я. А это не менее важно!


Глава 42. ОДЕРЖИМЫЙ | Всадники равнин | Примечания