home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 25

ОН ЗАГОВОРИТ

В отделе обуви магазина «Хиллс энд Мейсонс дженерал мерчандис» Барри появился в конце дня. Пожар уничтожил все их с Томом Виллоу имущество, и теперь ему было необходимо купить новые сапоги. В торговый зал Литтон вошел с черного хода, поскольку, где бы он ни появлялся, его тут же окружали люди и начинали изливать ему свой восторг и признательность. Всего за несколько дней пребывания в Холи-Крике молодой человек успел сделать многое из того, что не могло не восхищать местных жителей. Поэтому каждый считал своим долгом подойти к нему и поблагодарить. Мужчины, наиболее благодарная и решительная часть населения городка, бурно выражали свою готовность сражаться за него до последней капли крови! При этом каждый хотел это сказать лично и во всеуслышание.

Литтона встретил сам владелец магазина Гарри Мейсон.

— Что такое, Барри? — удивился он. — Тебе не нравится наш центральный вход?

— Да нет. Просто я слышал, что меня разыскивают двое. Поэтому добирался сюда дворами и вошел с черного хода. Боюсь, как бы меня не схватили.

Гарри Мейсон рассмеялся.

— Ну ты и скажешь! — с усмешкой воскликнул он. — А то нам неизвестно, что ты никогда в своей жизни не трусил!

— Нет, трусил, и не однажды, — возразил Литтон и покачал головой. Почувствовав себя жалким, он уже был готов рассказать Мейсону о своем страхе перед Рэнном Дювалем, который денно и нощно его выслеживает, но так и не решился — не хватило духа поведать об этом жутком человеке.

У хозяина магазина на лице заиграла улыбка, но вскоре она исчезла.

— Ну, что ж, — уже с серьезным видом произнес он, — у каждого из нас свои маленькие проблемы.

Напряженность ситуации разрядилась, как только Мейсон подобрал сапоги, которые пришлись покупателю в самую пору.

Поднявшись после примерки, Барри как раз расплачивался за покупку, когда в магазин торопливо вошла Лу Риберн.

— Привет, Барри! — сказала девушка. — А где Джимми?

— Джимми? — удивился он. — Я его еще не видел.

— Как это понимать? — насторожилась Лу.

— Сегодня мы с ним не встречались. А где он должен быть?

— Не знаю, — упавшим голосом произнесла она. — Дома к обеду не появился. Думаю, что он…

— Хорошо, минут через десять я его отыщу, — пожав плечами, пообещал Литтон. — У него полно друзей, которые именно сегодня хотели бы с ним пообщаться. А тебе, Лу, известно, что он делал вчера вечером?

— Нет, он о своих похождениях мне ничего не рассказывает, — сообщила девушка. — Правда, все о них прекрасно осведомлены.

— Ну и хитрющий у тебя брат! — улыбнулся Барри. — Знаешь, я хочу кое о чем тебя спросить. Давай выйдем на улицу. Только через заднюю дверь.

Выйдя из магазина, они оказались в узком проходе между стеной здания и окружавшей его высокой дощатой оградой. Подул теплый ветерок, колыхнувший подол легкого платья девушки. Литтон внимательно посмотрел на нее и увидел, что она от волнения дрожит. В этот момент ее глаза были синее, чем у него самого.

— Хочу задать тебе один вопрос, — сообщил Литтон. — Если не пожелаешь на него ответить — не надо.

— Спрашивай, — предложила Лу.

— Помнишь, прошлым вечером ты пришла к нам и спросила про брата? Что все это значило? Уж не стоял ли за этим сам Джимми?

Барри сразу понял, что его вопрос застал девушку врасплох, — он увидел, как она сделала глотательное движение, а глаза ее стали большими и круглыми.

— Наверное, ты посчитаешь меня дурочкой, но я тебе все же отвечу, — говорила Лу. — Вчера вечером Джимми вернулся каким-то очень возбужденным и стал умолять меня ему помочь. Когда я согласилась, брат попросил меня сходить к вам и спросить, не у вас ли он.

— Ничего не понимаю! — удивился Литтон.

— Но это еще не все, — предупредила девушка. — Он сказал, чтобы в разговоре с тобой я непременно упомянула, что мы с отцом очень хорошо к тебе относимся, верим в тебя, восхищаемся твоей храбростью и спокойны за Джимми, который хочет быть во всем на тебя похожим. Понимаешь, мне очень неловко было это говорить, но, как ты помнишь, я все же сказала.

Литтон посмотрел куда-то вдаль.

— Странно. Как мальчишка мог про все разузнать? — чуть слышно прошептал он, потом, помолчав, вновь обратился к Лу: — Не могу тебе всего объяснить, но кое-что я все же понял. Так вот, Лу, если бы ты не пришла ко мне вчера и не сказала тех слов, то уже сегодня меня с Виллоу в городе не было бы — мы уехали бы на поезде за сотни миль от Холи-Крика! Вчера у меня сдали нервы, я был страшно напуган. Но, трусливо сбежав, я уже никогда бы не стал прежним Барри Литтоном. А ты, Лу, своим приходом меня спасла!

— Каким образом? — не поняла девушка. — Джимми вел себя как-то загадочно, а ты и того хуже.

— Я все тебе объясню, — пообещал Литтон. — Дело в том, что ваше семейство я считаю самым честным и благородным. Такие люди, как вы, мне встретились впервые. А когда я понял, что вы верите в мои силы, то бежать, словно крыса, уже не смог. Вы вдвоем, ты и Джимми, заставили меня пересилить страх и не потерять достоинства. А теперь, Лу, пойду-ка поищу Джимми. Сейчас я погряз в проблемах, а про быка уж и не говорю. Однако, когда все уладится, обязательно приду к мистеру Риберну и попрошу дать мне какую-нибудь постоянную работу. Все равно какую. Он резко повернулся и быстро зашагал вдоль забора.

Оперевшись рукой о стену, не мигая, Лу смотрела ему в спину, но Барри вскоре свернул за угол дома, так и не обернувшись.

Он шел по улице быстрой, пружинящей походкой. Сердце его после разговора с Лу Риберн бешено колотилось, а глаза радостно сияли.

В полуквартале от магазина Литтону попался подросток с копной взъерошенных волос, на лице которого под темным загаром едва проглядывали веснушки. Он махнул мальчику рукой, и тот тут же подскочил к молодому человеку.

— Да, Барри?

В городе не было мальчишки, который бы не гордился тем, что его подозвал к себе сам Литтон.

— Ты сегодня не виделся с Джимми? Не знаешь, где он? — поинтересовался всеобщий кумир.

— После того как нам встретилась толпа, которая несла двух вымазанных в смоле сыщиков, я его не видел. А до этого он пригласил меня и других своих самых близких друзей в салун к Толстяку Оливеру и там угостил нас выпивкой…

— Выпивкой? — удивился Барри.

— Да, имбирным пивом, — улыбнулся мальчик. — У Джимми было полно денег, и мы здорово провели время. А когда ушли от Оливера, по дороге увидели толпу с Крейвеном и Джонсом. Теперь они некоторое время никого ловить не смогут, и никто больше не решится устраивать на тебя охоту. По крайней мере, в нашем городе. Так вот в этой толпе мы и потеряли Джима.

— Потеряли? А где ты видел его в последний раз?

— На углу табачной лавки…

Литтон тут же направился к этой лавке. Табачными изделиями торговал одноногий мужчина с желтым лицом. Его обожал весь Холи-Крик за то, что он создал в городе бейсбольную команду и оплачивал все ее расходы. На его же деньги приезжали на соревнования команды из соседних поселков. Покровительство спортсменам было единственной добродетелью владельца табачной лавки, но ее оказалось достаточно, чтобы его любил весь город.

— Ты Джимми не видел? — войдя в магазинчик, обратился к нему Литтон.

— Видел. Утром возле магазина он разговаривал с двумя парнями. Слушай, Барри, у меня отличные новости. Только что получил письмо от одного самого быстрого в округе бейсболиста. Он пишет, что в поисках работы собирается приехать в Холи-Крик. Представляешь, если мы сможем подыскать ему здесь работу, какая у нас будет…

— Да, новости отличные! — перебил его юноша. — С какими парнями беседовал Джимми?

— Раньше я их никогда не видел, — ответил инвалид. — Но…

— Так они тебе незнакомы? Ты уверен? Тебе же в Холи-Крике известен каждый. А ты не ошибаешься?

— Нет-нет, я точно их не знаю. Что случилось, Барри?

— А куда он побежал потом? — спросил Литтон, у которого сердце екнуло.

— Немного поговорив, эти парни ушли вместе с Джимми, — сообщил хозяин лавки. — После того как ты сделал из него знаменитость, каждый ковбой считает за честь составить ему компанию! А кроме того…

— Мальчика не было дома весь день. Я его сегодня не видел, его приятели тоже не знают, где он, а ты говоришь, что Джимми ушел куда-то с двумя незнакомцами, — быстро подытожил Барри и, не попрощавшись с владельцем магазинчика, выскочил на улицу.

Одноногий инвалид доковылял до двери и выглянул наружу.

— Видно, что-то произошло, — пробормотал он, глядя на бегущего Литтона. — Иначе он так бы не суетился. Ишь как побежал! Представляю, какую взбучку устроит парнишке, когда его найдет. Ну и денек выдался!

Прибежав на конюшню, Литтон оседлал свою пятнистую кобылу и напрямик через поля помчался на ней туда, где обычно купались местные ребятишки. Раскрасневшись от бешеной скачки, тяжело дыша, он остановил лошадь на краю пруда, где увидел группу из десяти подростков. Одни, прячась в тени, словно воробышки, сидели на деревьях, другие расположились на камнях, а третьи забавлялись тем, что лепили из глины шарики и бросали их в воду.

Увидев всадника, дети радостно закричали:

— Эй, Барри, привет!

Они чувствовали себя на равных с этим взрослым мужчиной, поскольку его ближайшим приятелем был их самый закадычный друг.

— Не знаете, где Джимми? — задал им вопрос Литтон.

Ответа не последовало.

Упершись ногами в стремена, юноша приподнялся.

— Отвечайте же! Кто-нибудь из вас видел Джимми, после того как он задержался возле табачной лавки?

Ребята не проронили ни слова. Предчувствуя беду, Литтон застонал, круто развернул кобылу и помчался к усадьбе Тернера. Всю дорогу он думал о сестре мальчика и представлял, какое отчаяние охватит эту чудесную синеглазую девушка, когда она узнает об исчезновении брата.

Над пепелищем все еще вились тонкие струйки дыма.

Барри спрыгнул с лошади и вбежал в конюшню.

Врач еще был там. Увидев Литтона, он радостно улыбнулся.

— Раненому гораздо лучше, — тихо доложил доктор и, требуя тишины, приложил к губам палец. — Спит уже несколько часов. Температуры нет, пульс становится равномернее. Я удалил из него две пули. Они прошли почти навылет, так что операция была пустяковая. После этого ему стало лучше, и он заснул. Кроме того…

— А разбудить его можно? Ну хотя бы на одну минуту? — рявкнул Барри.

Том Виллоу подошел к другу и, сложив на груди руки, вопросительно посмотрел на него.

— Том, седлай своего мула, — скомандовал ему Литтон. — Нам предстоит долгая дорога.

— А быка с собой берем? — поинтересовался бывший моряк.

— Нет, едем без него. Ему пока ничто не грозит, по крайней мере в течение нескольких дней. Вот, надевай сапоги. Думаю, они тебе подойдут.

Оставив Тома переобуваться, Барри подошел к раненому. И едва присел возле него, как тот сразу же открыл глаза, потом слабо улыбнулся и чуть слышно произнес:

— Как дела, дружище?

— Я обещал не задавать тебе вопросов, но ничего не поделаешь — придется, — отчеканил Литтон. — Твои приятели захватили Джимми Риберна и увезли неизвестно куда.

— Ты хочешь сказать, того подростка? Твоего друга с веснушками?

— Да. Скажешь, куда его могли увезти?

Раненый закрыл глаза, слегка побледнел, потом снова посмотрел в глаза Барри и пообещал:

— Я расскажу тебе все, что мне известно!


Глава 24 ПРЕДСЕДАТЕЛЬ КОМИТЕТА | Лонгхорнские распри | Глава 26 ВИЗИТ К СУДЬЕ