home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 3

ШЕРИФ УГОЩАЕТ

Когда приятели, наконец, покинули салун и вышли на улицу, Литтон поинтересовался у Виллоу:

— Том, тебе все еще нравится этот порт, в который мы заплыли?

— Я не был от него в восторге даже тогда, когда ты впервые упомянул о нем, — ответил Виллоу. — Просто сказал, что этот заливчик приличное место. Но ты же не спросил, о какой его части идет речь.

— Ладно, тогда о какой его части ты умолчал?

— О той, где рифы и подводные камни. Поэтому нам надо быть очень и очень осторожными, сэр.

— Ничего, скоро мы почувствуем себя здесь как дома, — пообещал Синий Барри. — С таким опытным штурманом, как я, и таким надежным лоцманом, как ты, мы преодолеем любые рифы. Кстати, не знаешь ли, где живет их шериф?

— Шериф? — воскликнул Виллоу. — Боже, да на что он тебе сдался?

— Хочу взглянуть на того бычка.

— О, это я уже понял! Видел, как заблестели твои глаза, когда ты слушал рассказ хозяина салуна, и тут же догадался, что тебе в голову пришла какая-то бредовая идея. Недаром у меня заныли все кости.

— Почему? Что с тобой, Том? — забеспокоился Барри.

— Не знаю. Может, старею, — предположил Виллоу. — Хотя отскакать пятьдесят миль за день для меня все еще пустяк, пересечь подряд несколько пустынь труда не составляет, а пробиться сквозь песчаный буран — только в удовольствие. Кости, думаю, заныли от ударов Джерри Дикона. Видел, какие у него кулачищи? Странно еще, что я сразу не окочурился! И это после того, что давно ем только то, что удается подстрелить в пути. — Он тяжело вздохнул и сокрушенно покачал головой.

— Да, здорово он тебе врезал, — согласился Литтон. — Я же учил тебя, как уклоняться от таких ударов, но все без толку — подставляешь башку, словно это боксерская груша.

— Знаешь, драка есть драка, — философски заметил Том. — Я предпочитаю честный, открытый бой. В нем побеждает тот, у кого кулаки поувесистей, а делать разные там обманные движения и пританцовывать перед противником — это не по мне. Не умею я этого. Если бы между нами вспыхнула ссора, я был бы готов к драке. А тут Дикон просто-напросто застал меня врасплох. Кстати, удар у него получился что надо, совсем как у тебя, сэр.

Барри пожал плечами:

— Раз уж не можешь усвоить всего, чему я тебя учил, запомни хотя бы его удар левой. А что касается меня, то я врезал Дикону чуть посильнее, чем он тебе.

— Еще бы! Этот тип даже окосел. Ты точно попал ему в челюсть! — восторженно произнес Том Виллоу и прыснул от смеха.

— Хватит об этом. Поговорим о городке. Жаль, что он тебе не понравился, потому что я от него в полном восторге.

— Знаю. Как тебя могло не заинтересовать место, где люди помечают скот черными черепами? — Виллоу помолчал, потом добавил: — Ты же без проблем жить не можешь, все время норовишь нарваться на неприятности. Если, конечно, они не приходят с юга.

— Что ты хочешь этим сказать? — нахмурился Литтон.

— Просто хотел напомнить тебе о южных морях.

— Ну и что? Южные моря — это сливки земли, Том!

— Да, — согласился Виллоу. — Только я сам видел, как эти сливки прокисали. Помнишь, когда ты повстречался со Стейси… Испуганно глянув на приятеля, он клацнул зубами и замолк.

Синий Барри замер на полушаге и встревоженно посмотрел вдаль. Лицо его побелело.

— Прости, — извинился Виллоу. — Опять сорвалось с языка это проклятое имя.

— Ничего, все нормально. — Глубоко вздохнув, молодой человек зашагал дальше. — Просто когда я слышу… А, да ладно! Не обращай внимания.

Какое-то время они шли молча. Виллоу с опаской поглядывал на своего босса.

Вскоре приятели повстречали веснушчатого юнца, который увлеченно шлепал по земле ногами с одной-единственной целью — поднять как можно больше пыли. По выражению лица мальчишки было видно, что это занятие доставляет ему огромное удовольствие. Поприветствовав его, Синий Барри спросил:

— Мальчик, где можно найти шерифа?

— Как где? Где-то между небом и землей, — огрызнулся малец и продолжил пылить дальше.

Литтон схватил наглеца за воротник. Пацан обернулся. Глаза его горели негодованием.

— Отпусти меня! — потребовал он.

— Где найти вашего шерифа? — повторил вопрос молодой человек.

— Отпусти! А то как врежу тебе, длинноногий болван. Кому сказал, отпусти!

— Говорил же я, что это чудесный город, — обращаясь к Виллоу, произнес Литтон. — Здесь даже дети знают, как разговаривать со взрослыми. Послушай-ка, юнец, я обожаю сворачивать другим головы, но ты меня пока не бойся. Так где живет ваш шериф?

— В своем доме, — буркнул дерзкий сорванец.

— Это что-то для меня новое. Так, значит, он живет в собственном доме, а не в отеле?

— Здесь нет отелей. Отпусти меня, а то тебе ноги переломаю!

— Все, что мне было нужно, я от тебя узнал, — заявил Барри. — Шериф живет в своем доме, который дальше по этой улице.

В глазах парнишки вновь сверкнул огонек.

— Правильно, дальше по улице, — подтвердил он.

Литтон убрал руку с его воротника и медленно проговорил:

— Теперь нам известно наверняка, что шериф живет на этой улице. Что мы и хотели узнать. Видишь, Том, этот город с каждой минутой становится все лучше и лучше! Правда, он немного суров.

— Это я уже давно понял, — откликнулся Виллоу.

Некоторое время они опять шли молча. У домика с низкой верандой, на которой сидел в кресле-качалке и курил трубку длинноволосый, с седой бородой мужчина, Синий Барри остановился.

— Доброе утро, — поздоровался он со стариком. — Не скажете, где живет шериф?

— А что случилось? — не вынимая изо рта трубки, полюбопытствовал тот.

— Ничего. Просто хочу с ним поговорить, — ответил Литтон.

— Никто не ищет шерифа, пока что-то не произошло. Так вы к нему по какому делу?

— Да мы насчет того бычка.

— Неужели? Хотите сказать, что вопрос с быком уже решен?

— А вам-то что до быка? У вас-то с ним проблем нет, — вмешался Виллоу.

— Почему ты так думаешь? — Старик вынул изо рта трубку, внимательно посмотрел на незнакомцев и вдруг неожиданно откровенно заявил: — По правде говоря, я от него натерпелся!

— Тогда скажите, где его найти.

— На заднем дворе.

— На каком заднем дворе? — не понял Литтон.

— У шерифа.

— Ну вот, на колу мочало — начинай сначала, — недовольно проворчал Барри. — Я же спрашиваю, где живет шериф.

— Так какие у вас проблемы? — повторил свой вопрос старик.

— Фу, черт! — теряя терпение, воскликнул юноша. — У нас никаких проблем нет. Так на чьем заднем дворе этот бык?

— Я же вам уже сказал, у шерифа, — ответил человек с веранды.

Похоже, разговор окончательно зашел в тупик. Старик снова вставил в рот дымящуюся трубку и мечтательно посмотрел на голубеющие вдали горы. Судя по всему, он уже посчитал, что беседа с незнакомцами окончена.

— Послушайте. А у вас-то из-за чего проблемы с быком? — попытался расшевелить немногословного мужчину Литтон.

— С каким быком? — пробормотал тот.

— Да с тем самым, из-за которого погибли люди.

— Так мне же приходится за ним ухаживать.

— Вот как? Так вы работаете у шерифа?

— Нет.

— А тогда у кого?

— У себя, — сообщил престарелый ковбой.

Литтон поперхнулся.

— Ничего не понимаю, — откашлявшись, признался он.

— Ты не первый, — как бы в утешение ему сообщил старик.

— Тогда кто же вы такой?

— Самый старый человек в Холи-Крике, — с нескрываемой гордостью ответил долгожитель.

— Охотно верю, — согласился с ним Барри. — Самый старый и самый занудливый человек в городе.

— Молодой человек, за такие слова я могу спуститься с веранды и дать вам по шее.

— Извините, — сказал Литтон. — Но я не получил ни одного вразумительного ответа на свои вопросы. Узнал только, что вы ухаживаете за этим быком и на шерифа не работаете.

— Так оно и есть. А теперь, ребята, топайте отсюда и дайте мне спокойно покурить.

— Да, но, судя по всему, за быком должен ходить сам шериф, — не отставал Барри.

— А разве я сказал, что он не ходит? — буркнул старик.

— Так, значит, вы и есть шериф? — удивился Литтон.

— Об этом можно было бы и самим догадаться, — буркнул старожил.

— Ну-ка, дайте-ка к вам получше присмотреться, — попросил Синий Барри. — Я когда-то видел ваше фото.

— И не одно. Меня любят фотографировать. И все из-за моих длинных волос. Все газетчики, будь они неладны, видят во мне самого яркого представителя Дикого Запада и тут же начинают меня снимать. Двадцать три фотокамеры я им уже перебил и еще столько же перебью.

— Так вы тот известный шериф, которого зовут Дик Вилсон? — уточнил юноша.

— А я разве говорил вам, что это не так?

Молодой человек поднялся по ступенькам веранды и пожал длинноволосому старику руку.

— Барри Литтон, — представился он.

— Не слышал о таком, — отозвался шериф.

— Ничего удивительного, — заметил парень. — Но скоро услышите.

Дик Вилсон вынул изо рта трубку, оглядел собеседника с головы до ног и поинтересовался:

— Так что тебе здесь нужно?

— Мне нужен бык, — пояснил Литтон.

— Для чего?

— Понимаете, шериф, в моем доме долгое время не было ни собачки, ни кошечки, никакого животного, с кем бы я мог поиграть холодным вечером, пригреть у своих ног. Мне нужен кто-то, у кого при звуке моих шагов загорались бы радостью глаза, на кого я мог бы выплеснуть мои нерастраченные чувства. Короче, я остро нуждаюсь в нежном создании Всевышнего, которое скрасило бы мою…

— Твоими бы устами да мед пить, — прервал шериф словоблудие Литтона.

— Большое спасибо, — откликнулся Барри.

— А это вовсе не комплимент, — парировал старик,

— О, я знаю, шериф, у вас под суровой оболочкой скрывается доброе сердце, Создатель наградил вас…

— Э, может быть, хватит? — оборвал Вилсон юношу.

— Не обижайтесь, я просто хотел выразить вам свое восхищение…

— Думаешь, я поверил хоть одному твоему слову? Как бы не так! А откуда вы, собственно говоря, появились?

— Вон оттуда. — Барри обвел рукой половину горизонта.

— Я так и думал, — кивнул шериф. — Именно оттуда дуют самые сильные ветры. И тебе еще не надоело так со мной разговаривать?

— Надоест, когда получу быка, — заявил Литтон.

— И что ты будешь с ним делать? Превратишь в болонку и будешь держать в доме?

— Обучу нескольким трюкам, посажу в клетку и стану за пять центов показывать всем желающим.

— Ну, таким способом много денег не заработаешь, — заметил Вилсон, — потому как здесь его многие уже видели, и не раз.

— Зато малышня ко мне валом повалит, чтобы взглянуть на дрессированного быка.

Шериф, тяжело вздохнув, поднялся с кресла-качалки.

— Вижу, ты болтун. Надоело мне с тобой баланду травить. Скажи по правде, что ты собираешь сделать с быком?

— Держать в загоне.

— Пока Чейни или Морганы не придут и не заберут его? Ну да ладно, иди взгляни на это проклятое животное.

Дик Вилсон провел Барри и Тома на задний двор, где рядом с амбаром в небольшом огороженном загоне стоял огромный бык породы лонгхорн и лениво пожевывал жвачку. В ярком солнечном свете его тело отливало желтовато-серым цветом. Над одним глазом у него было желтое пятно, над другим — черное, что делало их как бы косыми.

— Вот тот самый бычок, — объявил шериф. — Пока суд окончательно не решит, что с ним делать, он остается на моем попечении. Но машина правосудия такая неповоротливая, что неизвестно, сколько еще прольется крови.

— Ну, хорошо, тогда я забираю быка себе, а по окончании суда сразу же верну, — предложил Барри.

— Что ж, забирай, — согласился Вилсон. — Если кормить это тупоголовое животное сеном, то в неделю уходит около пяти долларов. Но в целях экономии можно давать ему опилки, посыпанные сверху свежей травой. Сожрет все как миленький!

— Эй, Дик! — раздался из-за загона чей-то хриплый голос.

— Да? — откликнулся шериф. — Чего надо?

— Слышал, в салуне у Толстяка Оливера произошла драка?

— Нет. И что, есть жертвы?

— Жертв нет, но один из приезжих поспорил о чем-то с Джерри Диконом. В результате Джерри оказался на полу.

— Джерри Дикона так просто не завалишь, — усомнился Вилсон. — Он что, на пулю нарвался или на здоровенную дубину?

— Нет, какой-то приезжий молодец уложил его ударом кулака. Я сам видел. А с этим парнем был еще кривоногий матрос, который и начал эту драку. Правда, Джерри сумел отлично приложить его. Так что тебе, Дик, лучше отправиться к Оливеру и быть начеку — крутые ребята Моргана наверняка съедутся, чтобы отомстить за Дикона.

— Отправляйся туда сам и передай им, что обидчика Джерри по фамилии Литтон я нанял ухаживать за быком. Посмотрим, как эта новость взбудоражит город. Что ни говори, а отдать это чудовище в другие руки — решение разумное.

Из-за высокой ограды до них донесся сначала вопль изумления, а затем звуки удаляющихся шагов.

— Похоже, у всех в этом городе от удивления глаза на лоб повылезают. Если не сразу, то очень скоро, — широко улыбаясь, проговорил шериф. — Теперь, избавившись от быка, я помолодею лет на десять.

— Ну и прекрасно, — заключил Синий Барри. — Том, принеси веревку, отведем этого телка в его Новое жилище.

Виллоу принес веревку, привязал ее к шее быка и потянул на себя. Свирепого вида животное тронулось с места и, не переставая жевать, словно домашняя собачонка, послушно побрело за ним.

— Куда идти? — спросил Том у Барри.

— В отель, — ответил его старший товарищ и, прищурив от яркого солнца глаза, уставился на огромное клеймо, выжженное на боку быка.

Кто бы ни ставил эту огромную метку, выполнена она была мастерски. При каждом шаге быка кожа на его боку морщинилась, и черный человеческий череп над двумя скрещенными костями то улыбался, то хмурился.

— Ну и как это тебе нравится? — спросил Литтона старик Вилсон.

— Выглядит смешно, — хмыкнул Барри. — Ну, пока, шериф.

— Погоди, — остановил его тот. — Такое дело надо обмыть. Я тут виски припас — пора бы попробовать. Заходи ко мне.

Войдя в дом, шериф откинул шляпу за спину, а гость, сняв свою, зажал ее в руке.

Хозяин молча кивнул в угол, где стояла огромная, на десять галлонов, бутыль, и протянул Барри стакан.

— Вот, — сказал он, — угощайся, мистер Литтон. Наливай себе сколько осилишь.

Молодой человек без колебаний прошел в угол комнаты. И, поставив стакан на стол, обеими руками обхватил тяжелую посудину. Керамическая бутыль оказалась наполненной до края. Он отлично понимал, что таким образом шериф решил проверить его силу, силу человека, сумевшего свалить с ног самого Джерри Дикона.

Оторвав пузатую бутыль от пола, Барри зажал ее под мышкой и, осторожно наклоняя, стал наполнять стакан. Труднее всего было добиться того, чтобы прозрачная струя золотистой жидкости лилась равномерно. Но несмотря на увесистый сосуд, он справился с этой задачей.

Когда до края стакана оставалось примерно два пальца, Литтон вернул бутыль в вертикальное положение и спросил шерифа:

— Вам налить или вы сами?

— Конечно налей, — сверкнув глазами, откликнулся седобородый старик.

Янтарного цвета напиток тонкой равномерной струйкой полился в его стакан. Но на этом испытания Барри не окончились. Теперь ему предстояло поставить тяжеленную бутыль обратно в угол. Однако и эта задача оказалась юноше по плечу — вновь обхватив десятигаллонный сосуд, он без стука и не вывернув при этом себе запястья аккуратно вернул его на место.

В довершение ко всему Литтон должен был поднять свой стакан и, не выдавая дрожи в правой руке, выпить за хозяина дома. Причем проделать это необходимо было медленно, поскольку известно, что за любой спешкой скрывается слабость.

— Ну, за вас, шериф! — кивнув старику, произнес Барри, потом не торопясь посмотрел виски на свет и только после этого опрокинул его в рот. Затем поставил пустой стакан на стол.

Дик Вилсон с нескрываемым восхищением посмотрел на гостя.

— И сила есть, и мозги тоже. Ну что ж, удачи тебе и быку, братишка! — Он одним залпом опорожнил стакан.


Глава 2 ТАМ, ГДЕ СТАНОВЯТСЯ КРУТЫМИ | Лонгхорнские распри | Глава 4 ЗНАМЕНИЕ ВРЕМЕНИ