home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



* * *

Вот тогда-то у Алексеева в первый раз защемило сердце и резануло в желудке. Дорога полого уходила в гору. Вдали виднелись облизанные ветрами вершины, на склоне некоторых изящно корявились персиковые деревца и громоздились огромные валуны. Казалось, что их какой-то шалун из балканских божков поставил на самый край утеса. Достаточно было взрыва небольшой гранаты под скалой, чтобы многотонные махины пошли кувыркаться по хрупким деревцам вниз по склону.

В тот день что-то беспокоило Алексеева. Он пристально осматривался, будто бы осознавал, что просмотрел что-то главное. Солнце задевало самую вершину горы, ослепительные лучи расходились от нее, как корона.

— Не нравится мне это, — встревоженно сказал он. — Владко, глянь, что там наверху болтается?

Тот принял у него бинокль и всмотрелся в небо до рези в глазах.

— Что видишь?

Владко помотал головой, щуря глаза от ослепительного солнца.

— Похоже — зеленый штандарт!

— Это у тебя от солнца круги зеленые, — успокоил всех седой шофер с длинными черными усами.

Но едва он это проговорил, как на вершине горы раздался легкий хлопок, и с утеса покатились вниз три каменных «мячика», оставляя за собой дорожку примятой травы и обломанные стволы персиковых деревьев.

Все три огромных валуна прокатились мимо, не задев машину, но на повороте горного серпантина их встретил такой бешеный огонь, что свист пуль сливался в единый пронзительный гул.

Чарующий горный воздух, голубое небо, яркое солнце и зеленые склоны с желтыми пятнами — все было так не похоже на красно-коричнево-серый пейзаж Афганистана, но эта музыка боя снова напомнила Алексееву военные будни, когда дни кажутся похожими один на другой, как патроны, подогнанные по одному калибру.

Водителя срезало сразу, он, молодчина, еще успел перед смертным концом круто вывернуть руль влево, чтобы не дать машине свалиться в пропасть высотой с полкилометра.

Отстреливаться было бесполезно. Но двое солдат все же били очередями по склонам, на которых невозможно было рассмотреть из-за слепящего солнца стреляющих босняков. Алексеев стащил с сиденья мертвого водителя, занял его место и погнал машину вверх по дороге, ощущая, как она раз за разом становится легче, когда из нее вываливались убитые солдаты.

Он не оборачивался назад, даже когда машина выскочила из зоны обстрела, а мчался, покуда не догнал спешно отступающие части сербской армии.

Только тогда он заставил себя оглянуться назад.

В автомобиле оставался только Владко Драгич. Он привольно раскинул руки, и казалось, что юноша беспечно отдыхал, далеко запрокинув назад голову. Алексеев выскочил из машины и подбежал к нему сзади. На голове Владко словно бы горел алый венец, а голубые глаза стеклянно смотрели в голубое небо…

Алексеев прикрыл ладонью его глаза и сложил крестом на груди руки.

В дорожной пыли он подобрал выпавшие из кармана гимнастерки Владко кипарисовые четки и карманное Евангелие на церковно-славянском языке…


* * * | Естественный отбор | ГЛАВА 35