home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава третья

НЕЗНАЙКУ ВЫБИРАЮТ ШЕРИФОМ

В салуне началась самая веселая и грандиозная за все существование Эльдорадо пирушка. За ночь было съедено и выпито столько, сколько при обычных обстоятельствах потребляется за три месяца. И хотя Стаканчик, как и обещал, разливал пиво бесплатно, зато на более горячительных напитках и еде он нажил в эту ночь целое состояние.

Незнайка был счастлив. Такое внимание к его особе, такая радость и всеобщая любовь вскружили ему голову. Он любил, когда его любят. Поэтому когда к нему опустив голову, подошел Толстый Том, наш герой посмотрел на него чуть не с любовью. Ковбой протянул незнайке руку.

— Черт меня побери, если ты не самый лучший стрелок на всем Диком Западе, — сказал он. — Еще никогда моя шкура не была в такой переделке, как сегодня. Почему ты не убил меня?

— Ты мне понравился, — ответил Незнайка.

— Правда? — Том просветлел.

— Конечно.

— Тогда вот тебе моя рука! Возьми меня в товарищи.

И Том с жаром протянул Незнайке руку. Тот пожал ее.

— Хорошо, Том. Теперь мы друзья. Но ты должен меня слушаться.

— Я буду повиноваться тебе как родному отцу! Нет, как родной матери!

И больше Том не отходил от Незнайки и следовал за ним словно тень.

А все вокруг поднимали кружки с пивом и пили за Незнайкино здоровье и будущую победу в сражении с Сомбреро.

— А кто такой Сомбреро? — спросил Незнайка у Тома. — Я уже не раз слыхал это имя. Почему все говорят, что я должен его победить?

— Сомбреро бандит, — ответил Том. — Самый знаменитый на Диком Западе. Он ограбил банков больше, чем я выпил кружек пива.

Незнайка почесал лоб:

— А я тут при чем?

— Ты? Ты парень из молитвы. Ты должен не дать ему ограбить наш банк, сразиться с ним и убить его.

— Убить?

— Ну, если не убить, то арестовать.

— Как я могу кого-то арестовать, если я не полицейский? — удивился Незнайка.

— А ведь верно, — Том задумался. — Что-то тут не так. Надо посоветоваться со святым отцом.

Они подошли к Крестику, и Том поделился с ним сомнениями по поводу того, что Незнайка не полицейский.

— Упущение, — Крестик тоже согласился с тем, что Незнайка не может арестовать или убить Сомбреро, потому что не является представителем закона. Тогда он обратился к присутствующим: — Дети мои, у нас проблема. Наш герой, наш посланник Господа, не имеет полномочий от людей. Давайте мы ему их дадим.

— Правильно! — закричали все. — Изберем его нашим шерифом, взамен этого труса Кольта.

И тут же в салуне граждане Эльдорадо стали голосовать за то, чтобы выбрать Незнайку шерифом. И не успел наш герой глазом моргнуть, как его назначили на эту почетную должность, повесили ему на грудь шерифскую звезду, а на пояс широкий кожаный ремень с двумя великолепными револьверами.

Крестик перекрестил Незнайку и громко произнес:

— Благословляю тебя, сын мой на служение людям. Аминь. Теперь ты наш шериф.

— И что это значит?

— Это значит, что наши жизни в твоих руках. Теперь ты нам вместо отца. Главный защитник. А вот и твое первое задание. Видишь, сюда входят три ковбоя?

— Да.

— Они из банды Сомбреро. Арестуй их.

А в салуне, сразу как в зал вошли бандиты, возникла напряженная тишина. Все взоры сразу устремились на Незнайку. Одни смотрели на него с надеждой, другие подбадривающе, и все ждали, что он будет делать.

Незнайка подумал, потом нерешительно направился к трем ковбоям. Они увидели его и засмеялись.

— Это что за чучело в желтых штанах? — указывая на Незнайку пальцем, воскликнул один из них, ковбой по имени Прицел.

— А это у них новый шериф! — захохотал его товарищ по имени Динамит, который увидел на груди Незнайки золоченую звезду.

— И кажется, он хочет нас арестовать, — подхватил третий ковбой Початок. — Думает, что раз такую шляпу надел, то может все.

И все трое опять захохотали.

— А чего это вы смеетесь? — спросил подошедший Незнайка.

— А мы над тобой смеемся, чучело, — нагло сказал Прицел.

— Я шериф этого города, — гордо ответил Незнайка, — и никому не позволю смеяться над представителем закона.

Во все время разговора он даже не притронулся к револьверам, потому что забыл про них. Зато его противники своих рук с оружия не убирали, готовые в любую секунду вынуть его и пустить в ход. Поведение же Незнайки они расценили, как безграничную смелость. Не каждый осмеливался разговаривать с ними, не держась за револьвер. Ковбои перестали смеяться и посмотрели на Незнайку с опаской. Даже сделали шаг назад. Незнайка заметил перемену в их поведении и вовсе осмелел.

— А ну, бросайте оружие и поднимайте руки! — приказал он.

Прицел, Динамит и Початок тут же выхватили револьверы и направили их на него:

— А это ты видел?

И тут Незнайке опять шляпа налезла на глаза. Он тряхнул головой, чтобы отправить ее на место, и задрал ее слегка вверх. Бандиты расценили это его движение как знак, который новый шериф дал кому-то, кто был наверху над ними. Они разом тоже посмотрели наверх и на всякий случай выстрелили.

Но наверху никого не было, только с потолка свисало подвешенное колесо от дилижанса, на котором горели свечи. Это колесо заменяло люстру. Открыв огонь по колесу, ковбои не принесли ему никакого урона. Но зато они прострелили веревку, на которой оно висело, и колесо с пятиметровой высоты рухнуло прямо на них.

Это было тяжелое колесо. Три ковбоя оглушенные распластались под ним по полу, а рядом упали их револьверы.

— Ага, получили? — улыбнулся Незнайка. — Надо было меня слушаться.

Ковбои ему ничего не ответили. Все трое были без сознания.

— И что теперь с ними делать? — спросил Незнайка.

Все, кто здесь был, восприняли эти слова как шутку и разразились громкими аплодисментами. Лишь Крестик остался серьезным.

— Эй, Том, — как ни в чем, ни бывало, сказал он, — надень на этих парней наручники и отведи их в тюрьму.

— Слушаюсь! — И радостный Том поспешил выполнить приказание священника.

А вокруг все радовались первой победе героического Незнайки.

— Ты видел? — восторженно кричал Бобу Укропчик. — Он положил их троих без единого выстрела.

— Точно, всего лишь кивнул головой. Нет, с таким шерифом нам теперь никто не страшен.

И пирушка стала еще более веселой и продолжалась до самого утра. Никто не расходился. Незнайка даже устал от того внимания, которое ему было оказано. От выпитого кофе (пиво и виски он пить наотрез отказался), в голове у него шумело, а от сигарного дыма, все здесь курили не переставая, у него все расплывалось в глазах. Наконец он не выдержал и решил пойти и найти местечко, где он мог бы выспаться.

Незнайка, пошатываясь, вышел из салуна и осмотрелся. На востоке брезжил рассвет, и небо стало потихоньку светлеть. Наш герой почувствовал, что ноги его почти не держат.

— Как хочется спать, — сказал себе Незнайка. — Интересно, а где полагается спать шерифу?

— В тюрьме, — ответил ему Толстый Том, который все это время стоял у него за спиной.

Незнайка вздрогнул.

— В тюрьме?

— Ну да, шериф не только следит за порядком, но и является начальником городской тюрьмы, — ответил Том. — Я это знаю точно.

— А, начальником, — облегченно вздохнул Незнайка. — А ты знаешь, где она находится?

— Конечно. Старина Кольт и его ребята столько раз отволакивали меня в каталажку, что я знаю ее лучше, чем собственный дом. А тебе, Незнайка, приходилось бывать в каталажке?

— В моей жизни случалось всякое, — уклончиво ответил Незнайка.

И они пошли к тюрьме, которая находилась здесь же на площади. Когда они подошли к тюремным воротам, то увидели Гуталина. Он стоял с ружьем на плече и о чем-то спорил с Динамитом, Прицелом и Початком, которые выглядывали из зарешетчатого окошка. Незнайка и Том прислушались и поняли, что сторожа хотят подкупить.

— Я дам тебе двадцать центов, если ты выпустишь нас отсюда, — убеждал его Прицел. — Тебе только надо открыть замок.

— Ах, — отвечал ему Гуталин, — я бы с большим моим удовольствием сделал это, но только у меня нет ключа.

— Так сбегай к слесарю и закажи ему ключ! — завопил Прицел.

Но тут его перебил Початок.

— Ты уже два раза посылал его к слесарю за ключом, и каждый раз он возвращался без ключа, но зато с порозовевшим носом.

— Я оторву ему голову, когда вернется Сомбреро. И этому их шерифу тоже.

— За что он хочет оторвать мне голову, — удивился Незнайка. — Я ведь ему ничего плохого не сделал.

Когда бандиты услышали его голос, они в страхе отпрянули от окна. Том стукнул по решетке палкой и пригрозил им:

— Еще одна попытка подкупа охранника, и я пристрелю всех троих.

Бандиты что-то хмуро буркнули ему в ответ, но что, не было понятно. Том проводил Незнайку в комнату, где до всех этих событий жил шериф Кольт, и уложил его в кровать.

— Ты прав, шериф, — сказал он, — нам всем надо выспаться.

Незнайка закрыл глаза и тут же провалился в глубокий сон. Но спать ему пришлось недолго. Очень скоро он проснулся, потому что сильная рука Тома трясла его за плечо.

— Вставай, шериф, — говорил он, тревожно озираясь по сторонам, — быстрее.

— Ах, какой странный сон я видел, — не открывая глаз, блаженно вздохнул Незнайка. — Как будто я попал в очень странное место и стал великим героем. — Он открыл глаза, и его блаженная улыбка исчезла. — Ах, так это был не сон. А я думал…

— Вставай быстрее, — сказал Том. — В городе люди Сомбреро. Все лежат после ночи, и они пристают к дочке трактирщика. Ты должен за нее вступиться.

Незнайка нехотя встал, надел шляпу, Том напялил на него ремень с оружием, и подал сапоги со шпорами и ботфортами.

— Я нашел их в шкафу у Кольта. Они будут тебе впору.

Незнайка надел сапоги и совершенно стал похож на жителя Дикого Запада.

Вот что произошло в городе, пока он спал.

Сомбреро очень долго ждал своих посланцев Прицела, Динамита и Початка в соседнем городке с красивым названием Санта-Лаура. Наконец ему это надоело.

— Что-то они долго не идут, — сказал он своему другу, знаменитому вскрывателю банковских сейфов Напильнику.

— Подожди немного, — ответил Напильник, — наверно они сидят в салуне и пьют пиво.

— Пьют пиво, — проворчал Сомбреро, покручивая огромные, как у таракана усы. — Я покажу им пиво. Отстрелю всем троим уши, будут знать, как задерживаться.

Напильник ничего не сказал. Он знал, что в гневе предводитель способен на все.

Прошел час, затем другой, но разведчики не возвращались.

— Эй, вы, Рояль, Лампочка и Бродяга! — позвал Сомбреро еще троих своих бандитов. — Езжайте в Эльдорадо и проясните, куда девались Прицел, Динамит и Початок, и не смылись ли его жители.

Бандиты неохотно покинули салун, сели на коней и отправились в сторону Эльдорадо. Они поклялись, что пристрелят любого, кто попадется им по пути. Но к счастью до самого города им никто не попался и они без препятствий доехали до салуна Стаканчика. Они слезли с лошадей и уже хотели войти, как им на глаза попалась симпатичная девушка с золотистыми волосами, пышной челкой и большими голубыми глазами. У нее была стройная фигура, а в руке она держала пустое ведро. Видимо шла к колодцу. Это была дочка Стаканчика. Она была одета в мужские джинсы и белую рубашку, на ногах у нее были ботинки с высокими каблуками. Такой не совсем девичий вид у нее был потому что она только что по просьбе посетителей исполняла в салуне танец ковбоя, и не успела переодеться. В салуне как раз кончилась вода, а все хотели кофе, и отец послал ее за водой. Когда бандиты увидели ее, то у них чуть глаза не вылезли на лоб от восторга, и они разом забыли, для чего сюда приехали.

— Эй, красотка! — окликнул ее Лампочка, рукой оглаживая свою начисто выбритую голову. — Как твое имя?

Девушка оглянулась, увидела бандитов и вздрогнула. Хотела побежать обратно в салун, но было уже поздно. Бандиты преградили ей дорогу. Лампочка подошел к ней и схватил ее за руку.

— Ай да красавица! — воскликнул он. — Так как же твое имя?

— Дженни, — дрожа, пролепетала девушка. — Не трогайте меня. Я дочка Стаканчика, владельца салуна.

— А мне плевать, кто твой отец! Считай, что я твой брат. Ведь ты любишь братишку?

— Отпустите меня! — И девушка попыталась вырваться. — На помощь! Помогите! — Но никто не пришел на ее зов, потому что в салуне было шумно, и ее никто не услышал. Она снова закричала: — Отец!

И тут же перед ее лицом блеснул лучами восходящего солнца нож.

— Молчи! — приказал Лампочка. — Или ты умрешь. Как будет обидно. Такая молодая и красивая. Подари-ка мне лучше поцелуй. — Бандит попытался поцеловать Дженни и потянулся к ее лицу сложенными в трубочку губами.

Звонкая пощечина была ему ответом. Рояль и Бродяга захохотали, а Лампочка пришел в ярость.

— Ах, так? — возмутился он. — А ну, ребята, давайте отведем ее за угол и поколотим, как следует. Пусть знает, как надо себя вести.

И бандиты, зажав Дженни рот, потащили ее на темную улочку, где собирались совершить свое злодейство. Девушка сопротивлялась изо всех сил. Она вырывалась, лягалась ногами, царапалась и кусалась. Но все было бесполезно. Силы были неравные. Бандиты были сильнее ее, и поэтому все-таки они ее отволокли в темный переулок и уже собрались ее бить, как услыхали за спиной чьи-то шаги и звон шпор. Они обернулись и увидели Незнайку, который спешил к ним, пытаясь достать из кобуры револьвер.

— А ну сейчас же отпустите ее! — закричал он злодеям. — Или я…

Незнайка не договорил, потому что ноги его запутались, одна шпора зацепилась за другую, и он грохнулся на землю. И вовремя это сделал, потому что над головой у него сразу загудели пули. Это Бандиты открыли по нему огонь. Незнайкина шляпа тоже свалилась с его головы и покатилась по земле. Ковбои, которые привыкли стрелять по всему, что движется, тут же открыли по ней огонь.

Таким образом, Незнайка остался цел и невредим, в то время, как его шляпа сильно пострадала. Но зато ковбои выпустили впустую все пули, что у них были в барабанах и теперь стояли и впустую щелкали по Незнайке. А тот достал, наконец, один револьвер и направил его на злодеев:

— Руки вверх! Бросай оружие!

И Роялю, Лампочке и Бродяге ничего не осталось сделать, как подчиниться. Красные от стыда и от страха, они бросили оружие и подняли руки вверх.

— Негодяи! — закричала Дженни. Ее острый, но сильный кулачок влетел Лампочке между глаз. Бандит так и брякнулся, только ножки вверх поднялись и опустились. А Дженни бросилась обнимать Незнайку.

— О, мой благородный спаситель! — кричала она и осыпала его поцелуями, отчего Незнайка, не ожидавший такого проявления благодарности, покраснел как вареный рак.

— Не стоит, — бормотал он. — Я всегда вступаюсь за девчонок. Ха-ха. А ты славная!

Бандиты смотрели на Незнайку с завистью и со страхом. К ним подошел Том и надел наручники и собрал оружие, которое они бросили.

— Здорово ты их! — восхищенно сказал он Незнайке. — И как это у тебя так получается?

— Ничего, — зло пробормотал Лампочка, — скоро сюда придет Сомбреро. Посмотрим, что вы тогда запоете.

— Когда он еще придет? — ответил ему Том. — А вы пока посидите в тюрьме. Там вас уже ваши дружки дожидаются.

И он повел ковбоев к тюрьме.

Незнайка же посмотрел на Дженни.

— А ты действительно славная, — смущаясь, сказал он и напялил на голову свою шляпу, в которой после перестрелки с бандитами появилось четыре дырочки. — Хочешь, я провожу тебя домой?

— Хочу, — тут же с восторгом согласилась Дженни. — Только мне надо воды набрать. Папа послал меня за водой для кофе.

— Пойдем, я тебе помогу.

Так начался второй день пребывания Незнайки на Диком Западе.


Глава вторая НЕЗНАЙКА ПОЯВЛЯЕТСЯ В ГОРОДЕ | Незнайка на Диком Западе | Глава четвертая СОМБРЕРО АТАКУЕТ