home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава шестая

НА ЗЕМЛЕ БЕЛЫХ ОРЛОВ

Чем дальше отдалялись от Эльдорадо Незнайка и его друзья, тем неприветливее и пустыннее становилась местность. Низкие известняковые холмы постоянно загораживали дорогу, до горизонта тянулись глубокие каньоны, эти гигантские трещины, выглядевшие как морщины на лике земли. Унылый пейзаж скрашивали только кактусы, которые достигали в высоту до пяти метров, и растущие целыми лесами и непроходимыми зарослями, которые приходилось объезжать стороной.

Уже через два часа пути наши герои наткнулись на пустой кабриолет. Он лежал около почти высохшего ручья на боку. Внутри него, и рядом никого не было. Зато вся земля вокруг была истоптана конскими копытами.

— Понятно, — хмуро сказал Том. — Это индейцы. Верно я говорю, Джек?

Джек был лучшим следопытом в округе. Он кивнул головой:

— Это белые орлы.

— Белые орлы? — удивился Незнайка.

— Так они себя называют, — объяснил ему Толстый Том. — Индейцы живут племенами, и каждое племя поклоняется какому-нибудь животному. По названию животных, иногда называют и племя.

— А что это за белые орлы?

— О, это очень воинственное племя. И очень большое. Наша армия уже давно воюет с ним и не может его одолеть.

— А почему вы воюете с ними?

— Нам нужна их земля. А вернее даже не земля. Кому нужна эта пустыня? Просто мы белые люди боимся их и хотим, чтобы они жили от нас подальше.

— Но это же несправедливо, — удивился Незнайка. — Раз вы хотите отнять у них землю, то значит, они просто защищаются. Разве нельзя жить мирно, как добрым соседям?

— Вообще-то нам это не приходило в голову, — сказал Том. — Надо подумать.

— Подумайте, подумайте, — покачал головой Незнайка. — А то у вас тут вообще порядки странные. Чуть что не так, так сразу за револьвер. Этак скоро вы все тут перебьете друг друга и этим все кончится. Ну ладно. Это вопрос будущего. А что нам делать сейчас?

Джек тем временем внимательно изучал следы. И если для остальных в отряде земля была просто истоптанной землей, то для него это была книга, по которой он читал все, что здесь произошло.

— Они приехали сюда на рассвете и решили отдохнуть, прежде чем копать землю.

— Ага, — ухмыльнулся Том, — так значит, они здесь решили спрятать денежки?

— Глупцы, — согласился Джек. — Мы бы тут же нашли их. Но к несчастью с юга шел отряд белых орлов, двадцать воинов и сын вождя Красный Беркут. Они заметили, что на их земле чужаки.

— Красный Беркут? — переспросил Том. — Сын Белого Орла?

— Да.

— Тот самый, что заманил в ловушку полковника Патронтажа и взял его в плен?

— Тот самый.

Том вздохнул и задумчиво достал новую сигару.

— А почему они вообще забрались к индейцам? — спросила Дженни. — Ведь даже ребенку ясно, что здесь нечего делать даже с отрядом в тридцать человек, не то что вдвоем.

— Они заблудились впотьмах, — объяснил Джек. Около крайней развилки свернули не в ту сторону. Это их и погубило.

— Так их взяли в плен? — спросил Незнайка.

— Да. Они даже не поняли, что произошло, как были уже связаны. Вот здесь их положили на спины лошадям, а не заставили бежать пешком. И это очень плохо, потому что означает, что индейцы очень торопятся. А вот это следы лошадей, на которых погрузили сундуки с золотом.

Все и без того помрачнели, но после этих слов следопыта, стали просто черными от печали. Даже Том перестал ухмыляться.

— Значит наше золото у индейцев. Это самая плохая новость из тех, что я слышал за последние десять лет, — пробормотал он.

Только Незнайка оставался беспечен.

— Значит надо побыстрее догнать индейцев, — сказал он.

— Легко сказать, — вздохнул Укропчик.

Но тут Маятник щелкнул затвором:

— А если мы будем тут стоять и вздыхать, то уж точно никогда их не догоним!

— Верно, — поддержала Дженни.

И все стали наполняться решимостью продолжить начатое дело. Надо было, во что бы то ни стало вернуть эльдорадцам их деньги.

Герои вскочили на коней и поскакали. Теперь впереди ехал Джек. Он безошибочно находил дорогу, и отряд неуклонно продолжал путь. К вечеру они проехали половину пути к Соколиному водопаду, а именно к нему по словам Джека направлялись к индейцы.

— Это единственный крупный источник воды, чтобы обеспечить такой отряд на три дня. Потому что до Лунного каньона три дня по безводной пустыне.

— Тогда к утру мы их догоним, — сказал Незнайка, он храбрился, хотя сам едва держался в седле от усталости.

Но тут с ним не согласился Том.

— Лошади устали. И люди тоже. Надо сделать привал.

Они проехали еще немного, пока не нашли у подножия холма ровную площадку.

— То, что нам нужно, — сказал Джек. — Никто не нападет на нас незамеченным. А этот холм укроет нас от северного ветра.

Все очень устали, поэтому сразу повалились на землю и даже не стали ждать ужина, уснули. Только Том не стал спать. Он встал в караул. Через три часа он разбудил Укропчика и поставил часовым его, велев ему через три часа смениться с Бобом, а тому с Маятником.

На рассвете первым проснулся Джек. Он разбудил Дженни, и они вместе сварили в котелке кофе и напекли картошки, после чего разбудили остальных.

После завтрака снова сели на коней и поехали дальше. Ночь придала всем силы, а кофе и сытный завтрак взбодрили даже Незнайку, который чувствовал себя разбитым после целого дня проведенного в седле.

Через час отряд вышел в долину, которая до горизонта поросла кактусами. Вдали виднелась синяя полоска гор. Джек нашел узенькую тропинку, которая вилась среди кактусовых зарослей, и борцы за справедливость поскакали по ней, рискуя порвать одежду об острые колючки. Они ехали друг за другом. Впереди ехал Джек, за ним Незнайка, потом Дженни, последним замыкал кавалькаду Толстый Том.

Именно Джек и Незнайка первыми услышали крики. Кто-то впереди кричал:

— Помогите! Спасите! Братцы! На помощь!

Джек и Незнайка с оружием наготове поскакали вперед и вскоре увидели двух человек, которые были привязаны к большому серому камню, и близлежащие кактусы в кровь исцарапали их тела. Над несчастными летали мухи.

— Кто это? — спросил Незнайка.

— Это господин Доллар, директор банка и его помощник мистер Цент, — ухмыльнулся Джек, снял шляпу и вежливо поклонился: — Как прогулка, господа?

Господин Доллар застонал, а мистер Цент завопил во все горло:

— Это не я! Это не я! Это он меня заставил! Я ни в чем не виноват.

Тут уже и остальные подъехали и узнали, в чем дело. Боб и Укропчик, когда увидели директора банка и его секретаря пришли в такую ярость, что чуть было их не застрелили. Том успел удержать их. Он направил свою лошадь в пространство между фермерами и жертвами индейцев и закрыл последних собой.

— Никакого самосуда! — строго сказал он. — Пора кончать с этими вульгарными привычками и разбираться с преступниками дикими способами. Мы привезем их в город и устроим настоящий суд с присяжными и адвокатом. Все свершится по закону, и они понесут справедливое наказание. Не правда ли, Незнайка?

— Точно так, — согласился Незнайка. — Все должно быть честно.

— Вы слышите, что говорит шериф? — прикрикнул Том на Укропчика, который все еще в ярости кусал губы и щелкал затвором. — Опустите сейчас же свои ружья!

А жалостливая Дженни уже отвязывала от камня господина Доллара и мистера Цента и протирала им раны спиртовым раствором. Они громко плакали и стонали. Господин Доллар боялся посмотреть своим спасителям в глаза, зато мистер Цент рассказывал об их злоключениях.

Вот что стало известно из его сбивчивых слов и фраз.

Когда они в ту роковую ночь покинули Эльдорадо и оказались в прерии, мистер Доллар сказал:

— Ну, Цент, теперь мы в безопасности. Осталось только найти убежище. Показывай дорогу.

— Показывать дорогу? — забеспокоился Цент. — Но как я могу показывать дорогу, если я ее не знаю.

— Как так не знаешь? — удивился директор Доллар. — Как же ты оказался в Эльдорадо?

— Так же как и вы. Сел в дилижанс и приехал.

Они оба задумались. Было темно. В небе светили звезды. Господин Доллар поднял голову и сказал:

— Будем ориентироваться по звездам. Нам надо на восток. Значит, мы ищем Полярную звезду, она всегда на севере и едем налево.

Однако именно в тот день Полярная звезда была закрыта маленьким облаком, которое было одно единственное на все небо и совершенно не двигалось с места. Так что нужную им звезду они не нашли и растерялись.

— Куда же нам ехать? — спрашивали они друг друга.

— Может быть, вернемся домой? — предложил Цент.

— Ни за что! — отрезал господин Доллар. — Такой шанс выпадает один раз в жизни, и я не могу не воспользоваться им. Поехали туда. Я уверен, что это восточная сторона.

И он повернул кабриолет налево, то есть на дорогу, которая действительно вела на восток. Через некоторое время они увидели перекресток.

— А теперь куда? — спросил Цент.

— Как куда? Если в прошлый раз мы повернули налево, то значит, теперь нам надо повернуть направо.

И они повернули направо и поехали именно на север, то есть на территорию, которая принадлежала индейцам. Вскоре на их земле они и оказались. Дорога под колесами неожиданно исчезла, и кабриолет поехал по голой каменистой земле. Но они заметили это не сразу, а только к утру.

— Что такое? — удивился Цент, которому Доллар приказал править лошадьми. — Куда девалась дорога?

Они долго искали дорогу, но так ее и не нашли. Только очень устали.

— Ладно, — сказал Доллар, — это ничего, что нет дороги. Даже лучше. Теперь мы прямо тут зароем наши деньги, а потом пойдем и спрячемся на ферме. А потом, когда от Эльдорадо и от нашего банка останутся одни пепелища, вернемся обратно, и будем горевать вместе со всеми по поводу ограбления нашего банка этим ужасным злодеем Сомбреро. Доставай лопаты.

Цент достал две лопаты и протянул одну своему начальнику.

— Что это ты мне даешь? — удивился господин Доллар.

— Лопату.

— А для чего?

— Как для чего? Копать.

— Да ты что? — возмутился директор банка. — Я сроду лопаты в руках не держал. Я же директор банка, а не могильщик.

— Да, — вздохнул Цент, — надо было взять с собой Черенка. Он так здорово выкапывает могилы.

— Могила нам ни к чему. Нам нужна аккуратная круглая яма, диаметром в два фута. Вот ты ее и выкопаешь.

— Но я тоже ни разу в жизни не держал в руках лопату, — жалобно сказал Цент.

На что директор банка безжалостно заметил:

— Когда-то ведь надо начинать.

Сам он лег в кабриолете, обнял сундук с деньгами и закрыл глаза. Уже через минуту он громко храпел.

Делать было нечего. Мистер Цент снял сюртук, потом жилетку и остался в одной рубашке и начал ковырять землю лопатой. Ничего из этого у него не получилось, он только сломал одну лопату и чуть не поранил себе ногу.

— Не получается, — сказал он сам себе, — наверно это от усталости. Весь день работал, считал деньги, вечер вкалывал, засовывал их в сундуки, и еще всю ночь на ногах. Это не под силу простому смертному.

И Цент решил отдохнуть. Он прилег около колеса кабриолета и вскоре заснул глубоким сном.

Так они вдвоем и спали, и храп их был слышен по всей округе. Именно этот храп и услышали индейцы, которые проезжали мимо. Они осторожно подкрались к кабриолету, увидели двух бледнолицых и тут же их скрутили. Несчастные проснулись уже связанные по рукам и ногам и только хлопали глазами от ужаса, видя перед собой раскрашенные лица индейцев. Дикарям даже не пришлось затыкать им рты. От страха и ужаса господин Доллар и мистер Цент не могли издать ни звука.

Затем индейцы погрузили их на лошадей, как фермеры кладут мешки с кукурузой, и куда-то повезли. Везли целый день. И потом и всю ночь. К утру индейцам видимо надоело их таскать за собой, и они их свалили на землю. Доллар и Цент решили, что их сейчас убьют, и поэтому заголосили во весь голос. Но индейцы не стали их убивать, а просто привязали к этому камню, решив, что жаркое палящее солнце, жажда и голод уморят пленников.

— Мы настоящие воины, — сказал им Красный Беркут, командир дозорного отряда, — и не будем позорить свое оружие о таких жалких трусов, как вы.

И индейцы уехали прочь, оставив директора банка и его секретаря умирать в пустыне.

Вот какую историю узнали отважные герои, пока Дженни приводила в относительный порядок двух мошенников. Все слушали. Кто беспристрастно, как Том и Джек, кто с удивлением, как Дженни и незнайка, а кто и с осуждением, как Боб и Укропчик.

— Но как мы возьмем их с собой? — вдруг спросил Маятник. — Они ведь нас задержат в пути.

— А вот это уже серьезная проблема, — согласился Том и повернулся к Незнайке. — Что скажешь?

Незнайка поправил шляпу и почесал лоб:

— Прямо и не знаю, что сказать.

— Мы же говорили, что лучше их расстрелять! — опять закричали Боб и Укропчик.

— Нет, расстреливать мы никого не будем! — сказал Том. — У вас очень хорошие и выносливые лошади.

— Фермерские тяжеловозы, — не удержались, чтобы не похвастать фермеры.

— Вот они с вами и поедут. Заодно вы будете их охранять.

Боб и Укропчик были этим не очень довольны, но ослушаться Тома не посмели. Как-то так получилось в эти последние дни, что Толстый Том вдруг приобрел в глазах окружающих большой авторитет. А ведь до этого его никто не воспринимал всерьез. Так, какой-то заезжий ковбой без рода, без племени, сидит целыми днями в салуне, пьет пиво да затевает со всеми ссоры. И вдруг человек преобразился. Может быть, он почувствовал, что он кому-то нужен? Он и сам понял, что делает что-то очень важное, чего никогда в жизни не делал.

Так что дальше поехали уже не семь человек, а девять.

Теперь мы ненадолго оставим наших смельчаков, и посмотрим, что в это самое время поделывают бандиты.

А дела у них обстояли совсем не блестяще. Чем дальше продвигалась банда Сомбреро, тем тяжелее ей было продолжать путь. Особенно тяжело было тащить телегу, на которой стоял сейф с Сомбреро. Жара и жажда мучили бандитов, пыль забивалась в рот, лезла в глаза, густо обсыпала волосы. Они пробирались весь день, а потом шли и всю ночь, потому что Сомбреро не разрешил устроить привал.

— Вперед! И только вперед! — хриплым голосом кричал он. — Мы не должны останавливаться ни на минуту. Там наши деньги!

Ему было легче. Даже в самое пекло, внутри сейфа было прохладно, а так как стены в нем были обиты бархатом, то и сидеть в нем было тоже удобно. Сомбреро в отличие от своих подчиненных не страдал от этого путешествия. Вот только темнота его немного угнетала. И постоянная тряска не давала собраться с мыслями. И поэтому Сомбреро злился и всю дорогу ругался и погонял тех, что тащил его телегу.

И бандиты шли всю ночь. К утру, они просто падали от усталости, а когда стало светло, то выяснилось, что из сотни человек за ночь исчезло двадцать ковбоев. Куда они делись, было непонятно, ведь никто на них ночью не нападал, ни индейцы, ни Незнайка.

Так ничего и не выяснили. Но только с этой минуты отряд Сомбреро начал таять буквально на глазах. Ковбои исчезали неведомо куда.

Напильник то и дело докладывал своему командиру:

— Ник пропал, шеф!

— Как так пропал?

— Пошел за кактусы и вдруг исчез! Прикажешь поискать его?

— Нет, на это нет времени. Пусть он хоть сквозь землю провалится, пусть его койоты съедят!

— И Педро тоже куда-то делся. И Хулио с ним.

— А эти куда делись? Тоже за кактусы пошли?

— Нет, они остановились, чтобы поправить лошадям подковы, и сказали, что догонят нас, и не догнали.

— Вот олухи! — воскликнул Сомбреро. — Ну что ж, тем хуже для них!

— Початок, Прицел и Молоток тоже отстали.

— Почему отстали?

— Они сказали, что поехали искать Педро и Хулио, и не вернулись.

Постепенно до Сомбреро начало доходить действительное положение дел.

— Так это что же такое получается? — завопил он, после непродолжительного раздумья. — В моей армии началось дезертирство? Всех, кто еще захочет за кактусы или решит поправить подковы лошадям или еще что-то подобное, пристреливать не месте!

Но прошел еще час, и банда, которая шла по колени, увязая в пыли, клубы которой достигали пяти метров в высоту, сократилась еще наполовину. Бандиты, пользуясь тем, что их не видно в пыльной завесе, разбегались словно тараканы.

До кактусовой долины добрались лишь тридцать наиболее преданных Сомбреро людей. Отпетых негодяев и мошенников. А может быть, это были не столько преданные, сколько алчные ковбои, которые до конца решили идти за деньгами.

Таким образом, к вечеру отряд Незнайки вышел из долины кактусов и оказался на дороге к Соколиному водопаду, в то время как следовавшая за ним по пятам банда Сомбреро в эту самую долину вступила. И опять Сомбреро запретил своим людям ночлег.

А Незнайка конечно же этого не сделал. Как и в предыдущую ночь, эльдорадцы расположились на отдых. Они мирно и не спеша поужинали, после чего укрылись одеялами, проверили, крепко ли связаны господин Доллар и мистер Цент (впрочем, мошенников можно было и не связывать. Они были так напуганы знакомством с индейцами, что теперь даже под страхом смерти вряд ли бы осмелились бежать.), и отправились спать.

Стоять на карауле в этот раз выпало Незнайке, который должен был через три часа разбудить Дженни, а та в свою очередь Джека.

Незнайка, чтобы не заснуть, выпил целый котелок крепкого кофе и взбодрился так, что теперь не мог даже моргать. Глаза совершенно не хотели закрываться. Он немного походил вокруг лагеря с винтовкой в руках, внимательно прислушиваясь к ночным звукам. Потом ему показалось, что он слышит, как возятся директор банка и его секретарь. Незнайка подошел к ним, чтобы проверить, не затевают ли они побег. Но незадачливые воры спали самым глубоким и крепким сном. Даже не храпели. Только мистер Цент поскуливал во сне и постоянно вздрагивал.

Тогда Незнайка решил покурить. Ему очень нравилось смотреть, как курит Толстый Том, как он пускает толстые и густые клубы дыма и делает из них кольца и другие фигуры. Самому ему так и не довелось попробовать сигару другую. Все отвлекали какие-то дела. И вот случай представился. Он достал из сумки Тома сигару, откусил от нее кончик и сплюнул его в костер, как это делал Том, потом взял горящую головню и прикурил. Сделал затяжку и почувствовал, как его глотку стало раздирать на части. Глаза у Незнайки вылезли из орбит, он упал на четвереньки и закашлялся.

В таком состоянии его и увидела Дженни, которой не спалось, потому что она тоже выпила много кофе, и она решила подежурить вместе с Незнайкой и видела все его действия. Она подползла к Незнайке и участливо спросила:

— Ты что не умеешь курить?

Незнайке стало неудобно за свой не очень героический вид, он хотел что-нибудь соврать, но потом посмотрел на Дженни, в ее добрые и полные участия глаза, и вздохнул:

— Да вот, затягиваюсь, а оно горло дерет. Наверно табак плохой.

Дженни подползла к Незнайке и села с ним рядом.

— А ты делай как я, — сказала она. — Я тоже много раз пыталась научиться курить. Брала потихоньку у папы сигары и пряталась на чердаке. Но мне тоже не нравится, когда дерет горло. Тогда я обнаружила, что можно просто втягивать дым, не затягиваясь. Так горло совсем не дерет.

И в доказательство своих слов она взяла Незнайкину сигару и втянула в себя дым, потом сделал свои полненькие губки трубочкой и выпустила его. Получилось, что она курит.

— Здорово! — восхитился Незнайка. — А теперь дай, я.

И он тоже набрал полный рот дыма, а потом стал выпускать его наружу маленькими облачками. Покурив немного, таким образом, он протянул сигару Дженни, и они стали курить по очереди.

Это было здорово. Сидеть у костра и курить вдвоем сигару, смотреть в звездное небо и болтать. Небо было черным пречерным. Звезды на нем яркие-преяркие и такие большие, что до них, казалось, можно было дотянуться рукой.

— А скажи, Незнайка, — стала расспрашивать Дженни, — ты много путешествовал?

— О, да! — выдохнул Незнайка, выпуская большое табачное облако. — Очень много. Где я только не был. Наверно везде!

— Везде, везде? — по доброму засмеялась Дженни.

— Везде, везде, — вполне серьезно ответил Незнайка.

Тут как раз на небе показалась луна. Дженни увидала ее и показала пальцем:

— Даже на Луне?

Незнайка почесал затылок, потом кивнул:

— Даже не Луне, — и он протянул сигару Дженни.

Та не нашлась, что ответить и взяла сигару. Подымила, потом снова стала приставать к Незнайке:

— Скажи, Незнайка, а много ты видел девушек во время своих путешествий?

— Кого?

— Ну, девушек?

— Ах, девчонок? Много. Очень много. И все они в меня сразу влюблялись.

Дженни сразу надула губки.

— А ты? — несмело спросила она. — Ты когда-нибудь влюблялся?

— Я? — засмеялся Незнайка. — Да ты что? Только этого мне не хватало!

Дженни сразу облегченно вздохнула, подсела к Незнайке поближе и даже прижалась к его плечу своим плечом.

— Как здорово! Но они хотя бы тебе нравились?

— Ну, как сказать? — Незнайка задумался. — Может быть некоторые. — Потом он увидел, как гневно сверкнули большие глазки Дженни, и сразу поправился. — Немного. Так себе. Можно даже сказать, совсем не нравились. Такие все приставучие, липучие. И все время поучают.

— А я? Я тебе нравлюсь? Я ведь тебя не поучаю! — воскликнула Дженни.

Незнайка ответил не задумываясь:

— Ты нравишься. Точно. Так здорово скачешь на лошади, из револьвера стреляешь, сигары куришь. Ты классная девчонка. И кажется даже красивая.

— Ах! — вздохнула Дженни и еще крепче прижалась к Незнайке. — Ах!

И они раскурили новую сигару, а затем стали молча смотреть на звезды. И чем дольше они смотрели, тем ниже Дженнина головка наклонялась к Незнайкиному плечу. И вот, наконец, совсем легла на него.

— Какая красивая звездочка! — сказал на это Незнайка.

— Где?

— Вон там над тем холмом.

— Вижу. Она действительно очень красивая, — сказала Дженни и положила свою руку в руку Незнайки.

Так они и седели, и им было хорошо. Они совершенно забыли про сон, так им было интересно друг с другом. И вот, наконец, Дженни совсем осмелела и стала громко шептать другу в ухо:

— А ты когда-нибудь целовался с девочками?

Незнайка аж подпрыгнул от такого вопроса.

— Чего?

— Ты целовался с девочками?

Незнайка не знал, что сказать. Дженни смотрела на него с ожиданием.

— Не скажу.

— Значит, целовался! — выдохнула Дженни и блаженно закрыла глаза. — Ах! Так и быть. Меня ты тоже можешь поцеловать.

И она подставила для поцелуя губы. Незнайка поправил шляпу, огляделся по сторонам, не смотрит ли на них кто, потом нагнулся к лицу Дженни и громко ее чмокнул.

— Ах! Как это замечательно! — выдохнула Дженни, обняла Незнайку и крепко его поцеловала. У того даже шляпа съехала на затылок. — Вот так! Теперь мы навсегда вместе!

— Вот это да! — воскликнул Незнайка.

— Вот это да! — восхищенно пробормотал под своим походным одеялом Том. Он уже давно наблюдал за воркующей парочкой. — Как этот парень лихо проделывает свои делишки! Влюбил в себя самую красивую и недоступную девчонку Эльдорадо и даже глазом не моргнул. Мне бы так.

Время шло. Небо стало светлеть, а звезды на нем бледнеть и гаснуть. За всеми любовными перепитиями Незнайка, Дженни и даже Том совершенно забыли, что они должны стоять на карауле. Даже Толстый Том и тот забыл обо всем на свете и следил за своими друзьями и ничего не слышал, что творилось вокруг.

И когда солнце показалось из-за одного из холмов, то вместе с ним оно осветило и темные силуэты бандитов.

Тридцать ковбоев с ружьями и револьверами кольцом стояли вокруг лагеря. Оружие они направили на путешественников, и один из них скомандовал:

— А ну-ка руки вверх!

Наши друзья схватились было за оружие, но было уже поздно, громкие выстрелы и пули, которые фонтанчиками вздыбили землю у их ног, заставили бросить его обратно и поднять руки.

— Вот это да, — грустно сказал Незнайка Дженни, — кажется, мы слишком увлеклись курением.

— Папа всегда говорил мне, что курение вредно для жизни, — хмуро ответила Дженни и всхлипнула. — Теперь я в этом убедилась.

— А я убедился, что нельзя ловить ворон во время дежурства и слушать разные глупости, — сказал им на это Том.

— Эй! — крикнул один из бандитов. — Кто из вас шериф Незнайка?

— Ну, я, — Незнайка вышел вперед.

Бандит опасливо на него посмотрел и приказал своим товарищам:

— Этот самый опасный. Всем связать руки, а ему и ноги. Так будет вернее.

Когда все были связаны, он опять закричал:

— Шеф! Все готово!

Послышался скрип колес, стук копыт и из-за холма показалась качающаяся телега, на которой стоял главный сейф эльдорадцкого банка. Когда господин Доллар и мистер Цент его увидели, они глаза вытаращили от удивления. И они еще больше удивились после того, как услышали, как сейф закричал приглушенным злобным голосом:

— Ага, так теперь они все в моих руках! Подлые негодяи! Вы хотели меня обмануть? Ничего у вас не вышло! Так вы поймали директора банка? Напильник, директор среди них?

— Так точно, шеф, вот он! — и бандит, который всем руководил, бросил перед сейфом господина Доллара и мистера Цента. Оба они повалились на колени. — И его секретарь тоже перед вами. Что с ними делать?

— Где деньги? — завопил сейф.

— У нас их отняли, господин Главный Сейф! — завопили воры. — Индейцы! А нас самих чуть не убили.

— Отняли? — завопил сейф. — Мои деньги? Индейцы?

У остальных бандитов тоже вытянулись лица.

— Они врут? — спросил Напильник у Тома, которого хорошо знал. Они часто играли в карты за одним столом.

Том покачал головой:

— Это правда. Золото у индейцев.

Бандиты были расстроены и взбешены. Но больше всех бесновался и ругался конечно же главный сейф, вернее не сейф, а запертый в нем Сомбреро.

— Карамба! — кричал он. — Из-за вас мои деньги пропали! Индейцы украли мои деньги. То, что мне всего дороже, то ради чего я с риском для жизни сбежал из тюрьмы! Ну ладно. Пусть отдадут ключ от сейфа и выпустят меня отсюда.

Господин Доллар задрожал:

— Но у нас нет ключа.

— Как так нет?

— Мы его потеряли.

— Потеряли? Не может быть. А ну обыскать их!

Ковбои схватили мистера Доллара и мистера Цента за ноги, перевернули, и вытряхнули из них все, что было в карманах. Потом обшарили сверху до низу и даже заглянули в рот.

— У них нет ключа, Сомбреро.

— Ах, так! — взвыл главарь банды. — Эй, Напильник!

— Я здесь, шеф!

— Всех расстрелять.

— То есть как это? — удивился Напильник.

— Ты что не понял, недоумок? Я сказал, расстрелять! И немедленно. Всех до одного! И вот еще. Поставьте их всех прямо у сейфа. Пусть стоят вплотную к нему. Я хочу слышать, как они будут биться об него, как их тела получившие свои пули будут сползать по стенкам этого проклятого ящика. Я буду слышать их стоны и крики о пощаде. Но криков никаких не будут.

— Но, шеф, сейф стоит на телеге!

— Так спустите его на землю, идиоты! — заорал Сомбреро.

— Если мы сейчас спустим сейф на землю, то у нас уже не останется сил поднять его обратно. Как мы тогда дойдем до Соколиного водопада? У нас не осталось ни капли воды.

— Хорошо, — подумав, сказал Сомбреро. — Давайте доберемся до водопада и расстреляем их там. Но сначала помучаем. Будем у них на глазах пить воду, а им не дадим!

И бандит расхохотался. Захохотали и остальные бандиты. Им очень понравилась идея командира.

И теперь уже бандиты направились к Соколиному водопаду, чтобы найти там индейцев и отнять у них золото. А наши герои отправились туда, чтобы достойно и героически встретить смерть.

К полудню они добрались до гор и увидели Соколиный водопад. Он находился в горном ущелье, по форме напоминающем подкову. Это было грандиозное зрелище. Тысячи тонн воды падали с высоких гор посреди безводной пустыни. Однако этой воде не суждено оросить эту пустыню. По глубоким подземным руслам она протечет многие сотни и миль и выльется в океан, так и не принеся никому пользы. А в пустыню ход ей загораживает огромный камень, похожий на голову сокола. Именно по этому индейцы и назвали водопад Соколиным.

Бандиты остановились около этого камня и опустили на скалистую поверхность сейф. После чего они стали радоваться, что дошли до воды. Они стали с жадностью пить воду, купаться в ней, плескаться и нырять. Бандиты веселились как маленькие дети.

Зато пленникам было не до веселья. Они умирали от жажды и с мукой смотрели на воду, которой им приказано было не давать.

— Ну, как они мучатся? — спрашивал Сомбреро из сейфа, когда ковбои лили на него ведрами воду.

— Еще как, шеф, — ответил ему Напильник, — у меня даже слезы на глаза наворачиваются, так они страдают.

— Отлично! — Сомбреро был удовлетворен. — Будут знать, как связываться со мной. А как этот, как его, новый шериф?

— О, он страдает больше всех.

Действительно, Незнайке досталось хуже всех. Его связанного по рукам и ногам положили на телегу, и солнце буквально жарило его.

— Вы куда более жестоки, чем индейцы! — с ненавистью кричала Дженни, видя, как страдает ее любимый Незнайка. — Отпустите его!

Ковбои только смеялись в ответ. А Незнайка шевелил пересохшими губами и с благодарностью смотрел на Дженни.

— Дженни, дорогая! — раз даже крикнул он ей. — Не унижайся перед ними!

И сильный удар кулаком заставил его замолчать. Когда бандиты вдоволь насладились мучительством пленников, они стали готовиться к расстрелу. Несчастных развязали, поставили перед сейфом и окружили плотным полукольцом. Так что бежать было некогда. Последним развязали Незнайку, и он, пошатываясь и спотыкаясь, пошел к своим друзьям. Прямо у них он чуть не упал. Но Дженни и Том подхватили его. Дочь владельца салуна обняла его, Незнайка грустно посмотрел на нее:

— Прости, что не смог тебя защитить. Так все печально получилось. Теперь нас видимо убьют.

— С тобой мне и умирать не страшно! — воскликнула Дженни.

— Эх, — вздохнул Том, — а мне вот никто не скажет таких слов.

— Хватит болтать! — крикнул им Напильник. — На том свете наговоритесь.

И он расхохотался. Захохотали и бандиты.

— Хватит ржать! — с нетерпением закричал Сомбреро. — Все готово?

— Готово! — ответил Напильник.

— Почему вы не просите пощады? — обратившись к тем, кого должны были казнить, спросил Сомбреро. — Почему не плачете? Не кричите? Мне не интересно.

— Сам кричи! — крикнул Незнайка. — Бандит проклятый. Я еще до тебя доберусь!

Никто из эльдорадцев не хотел унижаться перед бандитами. Только господин Доллар и мистер Цент завопили, чтобы их пощадили.

— Мы не виноваты! — плакали они. — Мы такие же негодяи, как и вы. Мы тоже воры. Пощадите нас.

Их криками Сомбреро остался доволен.

— Правильно, вы такие же негодяи, — заметил он. — Вот только не надо было вам пытаться украсть мои деньги. У кого угодно. Но только не у меня. Эй, парни! Приготовились. Эх, жаль, что я это не увижу собственными глазами. Ладно, хоть послушаю. Заряжай!

Бандиты защелкали ружьями, вставляя в них патроны.

— Целься! — продолжал командовать из сейфа Сомбреро.

Осужденные очень хорошо слышали его голос, ведь сейф стоял прямо у них за спиной. Они опустили головы, потому что все-таки боялись смерти и не хотели умирать. Только Незнайка не опустил голову, а наоборот гордо поднял ее.

— Смотрите! — вдруг крикнул он. — Индейцы!

Ковбои, которые уже готовы были выстрелить, вздрогнули.

— Что вы его слушаете! — завопил в своем сейфе Сомбреро. — Не понимаете разве, он хочет вас обмануть.

Ковбои снова прицелились. Но теперь уже и остальные пленники смотрели наверх, на вершины гор и за спины ковбоям, и все-таки что-то было в их лицах такое, что заставило бандитов оглянуться.

Они обернулись и увидели, что Незнайка прав. За их спиной у входа в ущелье Соколиного водопада недвижимо стояли индейцы. Все они были верхом на лошадях, но их лошади не двигались с места, индейцы тоже не шевелились и поэтому были похожи на статуи.

А на вершинах гор стояли пешие воины. Некоторые из них были вооружены ружьями, но большинство были с натянутыми луками. Они стояли и сурово смотрели вниз на непрошенных гостей. Такими же суровыми были и всадники. В центре конного строя сидел на пятнистом коне вождь в роскошном головном уборе из белых орлиных перьев. У остальных воинов было по одному, по два, максимум по три пера. Всего индейцев было не меньше сотни.

И сразу у бандитов пропала всякая охота продолжать расстрел. Они медленно стали отступать назад, делая вид, что не замечают индейцев. А потом Напильник крикнул:

— К лошадям!

И первым бросился к стоявшим у воды лошадям. Все остальные за ним. По пути они стали палить в сторону индейцев.

И тут же безжизненные статуи ожили. Они закричали, по страшному заулюлюкали, заверещали высокими пронзительными голосами. Всадники двинулись с места и быстрым аллюром поскакали на бандитов, а с гор на них посыпались стрелы и редкие пули.

Бандиты отчаянно отстреливались. Но им приходилось туго. Ведь по ним стреляли сразу и сверху и снизу.

— Уходим в пустыню! — закричал Напильник, когда увидели, что все его товарищи были верхом.

Это были отборные бандиты Сомбреро. Отчаянные головы, которые привыкли к любым переделкам. И хотя пули и стрелы вокруг них летали сотнями, они не испугались, а действовали умело и хладнокровно, сознавая, что только в этом их спасение.

Отряд бандитов, дружно стреляя вверх, по засевшим там стрелкам, помчался навстречу всадникам. Когда между двумя конными отрядами осталось тридцать шагов, бандиты открыли шквальный огонь по индейцам, а те по ним. Вскоре они сшиблись, и завязалась отчаянная схватка.

Когда вся эта заварушка началась, и вокруг друзей начали свистеть индейские стрелы и шальные бандитские пули, первым опомнился Незнайка.

— Прячемся за сейф! — крикнул он.

И это было самое лучшее решение. Сейф был большим и стоял прямо у камня «Соколиная голова», так что пространство между ним и камнем было превосходным укрытием. Друзья один за другим кинулись в укрытие, а Том, Джек и Маятник даже успели схватить все свое и бандитское оружие и боеприпасы, которые бандиты сложили неподалеку и конечно же оставили лежать, а не взяли с собой, потому что для этого у них не было времени.

— Все целы? — спросил Том, протискиваясь последним и волоча с собой сразу два ящика, один с динамитными шашками, другой с патронами. — Никто не ранен?

— Я ранен! — громко простонал мистер Цент и показал свой зад, из которого торчала стрела. Вокруг него уже хлопотала Дженни, которая понятия не имела, как вытащить стрелу.

— Это только аванс, — сказал Том. — Дальше нас ждут раны серьезнее этой. Готовьтесь драться.

Этого можно было и не говорить. Все и так знали, что с индейцами шутки плохи и поэтому набивали магазины винтовок и барабаны револьверов патронами.

А между тем схватка была в самом разгаре. Бандиты отчаянно дрались, и половине из них удалось прорвать строй индейцев и вырваться из окружения. Дальше они драться не стали и помчались в прерию спасать свои никчемные жизни.

Те же, кому повезло меньше остались лежать на земле. Кого сшибли с седла встречным ударом, кого проткнули ножом, кому-то достался по затылку удар тупым концом индейского топорика. Так что с бандитами индейцы расправились и обратили свои взоры на тех, кто прятался за таинственным железным ящиком под священным камнем.

Вождь индейцев что-то прокричал хриплым голосом, и всадники помчались к ящику. Но тут их ожидал сюрприз. Прятавшиеся за ним тут же высунулись и открыли по нападающим индейцам такой отчаянный огонь, что сразу остудили их горячий боевой дух.

Индейцы отступили и задумались. Два фактора мешали им продолжать. Во-первых, слишком выгодная была позиция у обороняющихся, а, судя по их сопротивлению, боеприпасов у них было в избытке. Так что они могут сражаться за себя сколько угодно. Жажда им не страшна, потому что именно под камень уходит под землю быстроходная речка Соколиного водопада. А во-вторых, и это самое главное, большой камень был для индейцев священен, и стрелять по нему и по тем, кто под ним прятался, было для них кощунством.

И сын великого индейского вождя Белого Орла Красный Беркут дал команду прекратить боевые действия.

Стрельба стихла, и наши друзья увидели, что по ним больше не стреляют. Они притаились. Том осторожно выглянул наружу и сообщил:

— К нам идет индеец с белым пером в руке. Видимо, они согласны на переговоры. Это уже хорошо.

— Индейцы коварны! — проворчал господин Доллар. — Не верьте им.

— А кому верить? — удивился Том. — Тебе, что ли?

И господин Доллар прикусил язык.

— Наш вождь Красный Беркут хочет говорить с ваш белый вождь, — тем временем сообщил индеец.

Все посмотрели на Незнайку, и тот сразу понял, что он здесь шериф.

— Хорошо, я пойду.

— И я с тобой, — сказала Дженни.

— Ни в коем случае! — удержал ее Том. — Ты все испортишь. Индейцы признают только мужчин.

И Незнайка пошел один. Воин с белым пером провожал его.

Красный Беркут сидел у костра и курил длинную трубку. Это был молодой и мускулистый воин с мужественным лицом, умными глазами и большим прямым носом. Тело его было раскрашено яркими красками, что означало, что он идет по тропе войны. Когда Незнайка подошел, он знаком предложил ему сесть, а когда тот опустился на корточки, протянул ему трубку. Незнайка взял трубку и закурил, возблагодарив судьбу за то, что накануне ночью Дженни научила его курить не затягиваясь. Иначе бы хорош он был перед Красным Беркутом кашляющий, со слезящимися глазами и стоящий на четвереньках. Так же он с достоинством выпустил дым, потом внимательно осмотрел вождя индейцев, и его узорные штаны, вышитая бисером рубашка с бахромой, а главное, перья на голове ему очень понравились. Он поднял вверх большой палец и одобрительно заметил:

— Костюмчик во!

Ни один мускул не дрогнул на лице Красного Беркута. Только глаза самодовольно сверкнули.

— Как твое имя? — спросил он.

— Незнайка.

— Я уже слышал о тебе. Бледнолицые говорят, что ты лучший белый воин на Диком Западе. Это так?

Незнайка смутился:

— Я бы не стал так уверено это утверждать. Всегда найдется кто-нибудь, кто в чем-то лучше тебя. Я уже в этом не раз убеждался.

Красный Беркут одобрительно кивнул:

— Ты скромен и мудр, белый вождь. И не врешь. Ты первый из бледнолицых, кто, разговаривая со мной, не дрожит и не лжет, подобно змее. Не зря Тебя и твоих друзей защищает наш священный камень. Наши духи указали на тебя, как на друга, поэтому я дал тебе трубку мира. — Незнайка с удивлением посмотрел на трубку, которую все еще держал в руках.

— Теперь никто из наших воинов не тронет тебя и твоих братьев.

Рот Незнайки расплылся до ушей:

— Здорово! И мы можем идти домой?

— Да.

Незнайка задумался:

— Послушай, вождь, — вдруг серьезно сказал он, — там среди нас есть воры, которые украли золото честных тружеников. Вы хотели убить их, и забрали это золото. Осмелюсь ли я попросить его обратно?

— Тебе так нужно это золото?

— Мне? Нет. Я даже толком не знаю, что это такое. Но они говорят, что для них оно очень важно.

— Это золото принадлежит нам! — твердо ответил Красный Беркут. — Мы нашли его на нашей земле и подарим его Соколиному водопаду.

Незнайка снял шляпу и вытер с лица пот. И тут ему в голову пришла идея.

— Да, оно принадлежит вам. Это беспорно. Отдать вы его не можете?

— Нет.

— И правильно. Тогда давайте меняться.

В глазах Красного Беркута вспыхнул интерес. Индейцы очень любят меняться.

— Что ты дашь взамен?

— Наш сейф.

— Что это?

— Тот железный ящик, за которым мы укрылись.

— Зачем он нам нужен?

— Он очень красивый.

— Да он красивый. Но мы воины, а не женщины, чтобы любоваться красотой.

— Он еще и очень крепкий. Его ни одна пуля не пробьет, и даже пушечный снаряд. И даже динамит.

— Докажи.

Незнайка побежал к сейфу.

— А ну, все отойдите в сторону! — скомандовал он. — Том, открой ящик!

— А нас не убьют? — спросил Джек.

— Нет, я выкурил трубку мира с вождем.

Все сразу успокоились и отошли в сторону. Незнайка и Том открыли ящик с динамитом и стали обкладывать ими сейф.

— А что это вы делаете? — с беспокойством спросил их Сомбреро, который все это время молчал. Видимо соображал, что же вокруг происходит.

Но ему не ответили. Том зажег шнуры, и все отбежали подальше.

Индейцы внимательно смотрели на происходящее. В глазах у них было любопытство. Только Красный Беркут был спокоен и беспристрастен. Незнайка подбежал к нему и с восторгом сообщил:

— Сейчас ка-ак рванет!

И тут раздался мощный и оглушительный взрыв. Земля задрожала под ногами. Лошади заржали и от страха поднялись на дыбы. Над горами пронеслось долгое эхо.

Когда дым рассеялся, все увидели, что сейф остался цел и невредим, а вот камень «Соколиная голова», развернулся вокруг своей оси, и уставился клювом в противоположную сторону. Во время вращения он закрыл своим основанием большую щель в земле, и речка, которая до этого уходила под землю, хлынула в пустыню. Очень быстро она прокладывала себе русло, и всем стало ясно, что отныне в этой безжизненной прерии появилась речка, которая наполнит эту землю жизнью, и пустыня перестанет быть пустыней. И все это благодаря Незнайке.

Но не это удивило индейцев. Совсем не это. Их до глубины души поразило то, что сейф вдруг начал ругаться человеческим голосом:

— Что вы делаете, паразиты! С ума, что ли посходили? Ну, я вам покажу!

И пошли такие ругательства, что Дженни закрыла уши руками, чтобы их не слышать. И кроме ругательств из сейфа больше не исходило ничего. Видимо во время взрыва Сомбреро так тряхнуло, что он слегка повредился в уме и забыл все на свете, кроме ругательств. Но зато индейцы были от этого в восторге.

— В этом ящике живет говорящий дух! — воскликнул Красный Беркут и хлопнул Незнайку по плечу. — Я беру его! Мы поставим его в нашем главном храме в горах с золотыми стенами и будем ему поклоняться.

— Не забудьте его подкармливать, — посоветовал вождю Незнайка. — Там есть небольшая дырочка. А как насчет наших денег?

— Можешь взять свое золото. И я даже дам вам двадцать воинов, чтобы они проводили вас до Эльдорадо. В прерии еще остались бандиты. Они могут напасть на нас.

Он дал знак своим воинам. Десять индейцев подбежали к сейфу и упали перед ним на колени, потом склонились до самой земли и целую минуту находились в таком положении, с восторгом внимая грубым ругательствам Сомбреро. Затем они встали, легко подняли сейф на плечи и понесли к горной тропе.

— Ты очень благороден, Красный Беркут, — сказал Незнайка и протянул вождю руку. Тот хлопнул его по руке и сказал:

— А теперь прощай.

И он сел на коня и поскакал за своими краснокожими братьями. Видимо ему очень не терпелось поскорее принести в свой главный индейский храм ценную находку. За ним поскакали остальные воины. Только двадцать индейцев, которых Красный Беркут дал в распоряжение Незнайки, остались на месте.

Незнайка повернулся к своим друзьям:

— Я все уладил. Теперь деньги вернутся обратно в банк, воры в тюрьму, и справедливость будет восстановлена.

Дженни со слезами на глазах бросилась ему на шею:

— Любимый мой, как же я за тебя волновалась!

— Ура!!! — закричали все. — Ура, Незнайке!!! Да здравствует шериф Незнайка!!!


Глава пятая ВЕЛИКАЯ БИТВА ЗА ЭЛЬДОРАДО, ПОБЕДА И ОБМАНУТЫЕ НАДЕЖДЫ | Незнайка на Диком Западе | ЭПИЛОГ