home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



XIII


Тиберий поднялся по лестнице быстрее, чем делал это обычно. Клавдий и Нерон ждали его. Время было позднее, они еще не ели, но, судя по их виду, порядком напились. Тиберий захлопнул дверь, схватил две бутылки и разбил их о подоконник открытого окна.

- Сейчас не время пить, придурки, - сказал он.

- Мог бы разбить аккуратнее, - заметил Нерон. - Ну да ладно. Новости есть?

Тиберий уселся на корточки возле Клавдия и положил руку ему на плечо.

- А он? - спросил Тиберий. - Как он?

- Пьян в стельку, - ответил Нерон.

- Ну-ка покажи физиономию, - скомандовал Тиберий.

Клавдий повернулся к нему лицом. Тиберий всмотрелся в него и сделал недовольную гримасу.

- Весь день проплакал, да?

- Ему жалко папочку, - без выражения произнес Нерон.

- А ты, - закричал Тиберий, - ты не нашел ничего лучше, чем опрокидывать ему в глотку вино, чтобы ему стало еще грустнее! Это все, что ты смог придумать?

Нерон бессильно развел руками:

- Знаешь, он это проделал сам, без моей помощи.

- Но ты сегодня сделал хоть что-нибудь полезное? Сделал то, о чем мы договаривались?

- Безусловно, Тиберий. Я принял унизительное обличье праздного легионера, который забредает то в одну таверну, то в другую. Шел по пятам за моими жертвами то по одной улице, то по другой. И при моей дородности все же ухитрился остаться незамеченным.

- И что ты выяснил?

- Я выяснил, что по приказу Руджери двое полицейских двинулись в направлении Ватикана, и больше ничего не произошло. А ты проследил за специальным посланником?

- Да. Пока нам не о чем особенно волноваться. Но учти, этот тип на вид смышленый. Очень смышленый.

- Очень? - спросил Клавдий.

- Очень.

- Можешь его описать?

Тиберий пожал плечами.

- Ну, знаете, такой несгибаемый, - сказал он, - как вам объяснить… Я не сильно разбираюсь в этих несгибаемых. Лет сорок пять - пятьдесят. Наверняка опасный. Не знаю, сколько мы продержимся, если он возьмется за нас. Но по идее этот тип приехал не для того, чтобы дать делу ход, а для того, чтобы спустить его на тормозах. Клавдий, ты знаешь, что мы с тобой сейчас сделаем?

- Не знаю, - пробормотал Клавдий. - Стоит мне заговорить, как у меня льются слезы. Что вы со мной сейчас сделаете?

- Будем откармливать, чтобы поправился, - предложил Нерон.

Тиберий пальцем отодвинул мокрые пряди волос, прилипшие ко лбу Клавдия.

- Мы тебя поднимем, наведем на тебя лоск и отправимся за Лаурой.

- Лаура… а ведь верно. Она приезжает…

- Вставай, император. Поправь пиджак. Через час она будет здесь и, конечно, ты будешь ей нужен.

- Это точно, - согласился Нерон.

Клавдий посмотрелся в зеркало, вытер лицо, затянул галстук:

- Тиберий, могу я пойти туда один, в смысле - могу пойти туда без тебя?

- Недаром же он император, - сказал Нерон, с улыбкой глядя на Тиберия. - Умеет применять запрещенные приемы, чтобы устранить соперников и уничтожить заговорщиков.

- В жизни заговорщиков порой случаются неприятности, - ответил Тиберий, укладываясь на кровать. - Ну, иди, Клавдий. Отправляйся туда один. Ты очень красивый. У тебя блестят глаза, ты очень красивый.

Когда дверь за Клавдием захлопнулась, Тиберий приподнялся, опершись на локоть:

- Скажи, Нерон, он сильно плакал?

- Ревмя ревел.

- Что ты обо всем этом думаешь?

- Мне это по душе.

- То есть как - по душе?

- Ты мог бы и сам догадаться, Тиберий. Эта трагическая сумятица меня завораживает, и я ничего не могу с собой поделать. Ты даже не можешь себе представить, какое удовольствие я от всего этого получаю.

- Неудивительно. Чего еще можно было от тебя ожидать?

- Я же не нарочно. Просто я так устроен. Знаешь, в эту минуту мне хочется зааплодировать.

- Постарайся взять себя в руки.

- Слишком поздно, - прошептал Нерон. - У цикуты такой волокнистый стебель, усеянный красными пятнышками. Все-таки это потрясающе, что ни говори.



предыдущая глава | Дело трех императоров | cледующая глава