home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

Отъезд Будилова в Мюнхен. Серые будни. Затишье перед бурей.


– Бросаю пить, ухожу в монастырь! – решительно заявил Будилов, проснувшись следующим утром.

– Так что, позвонить владыке Марку?

– Все, пиздарики! В Вене мне больше делать нечего! Звони владыке

– поеду искупать грехи постом и молитвами!

– Владыка благословил! – сказал я, кладя трубку, и нарисовал подробный план, как лучше дойти от мюнхенской станции "Шпайзинг" до святой обители, записал адрес и телефон.

– Нельзя полагаться на китайскую мудрость, – разочарованно процедил сквозь зубы Будилов, обнимая меня на перроне западного вокзала.

– Не переживай! Зачем тебе нужна эта баба? Представляешь, что бы было, если бы она в тебя втрескалась?! Ведь китайская мудрость еще говорит – прежде чем куда-то войти, подумай, как оттуда выйти!

– В реальной жизни все эти мудрости не работают.

– Ты сегодня какой-то грустный!

– Трезвому везде грустно…

– А пьяному везде весело?

– Совершенно верно.


Когда Будилов уехал, я вздохнул с облегчением. Теперь можно было заняться повседневными делами. Уже начался семестр, и я три дня в неделю вынужден был преподавать студентам-международникам экономику

России, а также русскую деловую и коммерческую корреспонденцию студентам-менеджерам. Задача была не трудной и даже могла бы быть совершенно в кайф, если бы не профессор Вагнер – бессовестный мерзавец, которому я был подчинен.

Вагнеру были подчинены все преподаватели иностранных языков социально-экономического факультета, хотя сам он был специалистом по высшей математике, преподававшим маркетинг. Вагнер меня ненавидел и пытался ко мне всячески доебаться. Когда распределяли кабинеты в новом институтском корпусе, он выделил мне самую маленькую по площади.

Когда я купил из своего бюджета на писчебумажные принадлежности цветные конверты, он разразился целой серией докладных записок в отдел кадров университета о нецелевом использовании бюджетных средств профессором Яременко-Толстым. Он потребовал от меня объяснительную записку по данному поводу.

Он пригласил профессора Пердидевского, бывшего резидента КГБ в

Австрии, попросившего затем после крушения СССР политическое убежище, опасаясь, что его будут преследовать демократы, с которым он вместе халтурил в экономическом профтехучилище провинциального

Шайзенштата, чтобы хер Пердичевский меня проэвалюировал – то есть дал оценку моей работе. Подобная процедура предусмотрена университетским кодексом.

Пердичевский пришел ко мне на занятия в непроницаемых солнцезащитных очках и попытался вставлять свои идиотские замечания и строить студентов, за что и был послан одной неравнодушной ко мне югославкой "в пичку матери", что по-нашему означает в пизду.

С вокзала я решил прямиком отправиться к себе в офис, чтобы навести там порядок в бумагах. День клонился к концу. Занятия в учебном корпусе отшумели. В преподавательском крыле я увидел удаляющуюся по коридору увесистую жопу профессора Фицсаймонса – толстого смешного ирландца, преподающего Business English.

– Фиц! Фиц! – закричал я ему вслед. Но Фицсаймонс меня не слышал.

Его жопа скрылась за поворотом, я ускорил шаги. Когда я повернул за угол, Фицсаймонса уже не было. "Куда же он делся?" – подумал я. -

"Растворился в воздухе? Или куда-то зашел?" Рядом был кабинет

Вагнера, а чуть подальше мужской туалет. Одно из двух – либо он зашел к Вагнеру, либо в туалет. Заглядывать к Вагнеру мне не хотелось, тем паче я был неуверен, что Фицсаймонс действительно там.

Поэтому я зашел в туалет, что было весьма кстати, так как мне уже давно хотелось поссать. Пустив струю в писсуар, я услышал из сральной кабинки характерное кряхтение. Сомнений не оставалось, это тужился Фиц! Мне стало смешно, и я громко принялся имитировать звуки, потешаясь над бедным ирланцем. Это продолжалось несколько минут.

Наконец дверца раскрылась. Передо мной стоял Вагнер. Его лицо было красным и покрылось обильной испариной. Страшная вонь ударила мне в нос. Я отшатнулся. Первая интуитивная мысль, посетившая мою голову, была – ударить ублюдка ногой по яйцам. Возможность, представившаяся мне, казалась идеальной. Свидетелей не было. Я спокойно мог бы его беспрепятственно отхуячить и сунуть головой в унитаз. Но я сдержался.

Вместо этого я протянул ему руку и сказал:

– Здравствуйте, господин завинститутом!

И тут же отдернул руку назад. Рука Вагнера была измазана в говне.

Очевидно, он неловко подтерся. Взглянув на свою руку, Вагнер бросился к рукомойнику. Я, в свою очередь, вон из туалета.

В коридоре я столкнулся с Фицсаймонсом.

– А, Владимир! – заорал он. – Почему ты ко мне не заходишь? Я хотел обсудить с тобой график осенней переэкзаменовки. Чтобы не случилось так, как в прошлом году, когда мы назначили наши консультации на одно и то же время.

– Не переживай, Фиц! – успокоил его я. – Ставь свою консультацию на любое время. В этом угоду я никого не оставил на осень!

– Владимир, ты сошел сума! Чем ты думал? За повторный экзамен ты бы срубил дополнительную капусту!

– К черту! – сказал я. – Дополнительную капусту пусть рубят другие. Моя совесть мне гораздо дороже. Я больше не буду заваливать студентов из-за этой дополнительной капусты! Никогда!

– Владимир, профессор Вагнер не одобрит твоей политики! – ткнул в меня своим толстеньким пальцем Фиц.

– Да насрать мне на твоего Вагнера!

– Смотри, как бы Вагнер не насрал на тебя!

Оттолкнув Фицсаймонса, я вскочил в свой кабинет и вошел в

Интернет. В моем ящике уже лежало письмо от доктора Рерихта из

Лондона. Он выражал свое согласие для участия в перформансе и просил позвонить ему вечером, чтобы согласовать тезисы его доклада. Стефан сдержал слово, я был ему бесконечно признателен.


С доктором Рерихтом я достиг по телефону полного консенсуса.

Молодой психиатр просто рвался в бой, желая показать себя во всей своей красе австрийским девицам. Я обещал ему массу интересных контактов и кучу поклонниц. Договорились о теме лекции. Все складывалось как нельзя удачно. Я расписал ему прелести Клавки и уверил, что она будет несказанно рада его приезду в Вену, и, возможно, даже по-женски отблагодарит.

Вечер я решил провести дома, почитать книжки, подумать.

Часов около девяти позвонила Бланка.

– Приходите в гости, мы вас ждем!

– Кого ждете? Кто мы?

– Ждем тебя и твоего друга. Мы – это я и Элизабет.

– Ха-ха! – раздраженно сказал я. – Не смешно!

– Нет, правда, Элизабет хочет, чтобы он пришел. Я дам ей сейчас трубку.

– Привет, Владимир, – сказала Элизабет. – Бери своего друга и приходи к нам.

– Но он уехал! Он сегодня уехал! Ты же его вчера оттолкнула!

– Как уехал? Куда? В Россию?

– Нет, в Мюнхен.

– А он еще вернется?

– Да, его вещи остались здесь.

– Когда?

– Не знаю.

– Как только он вернется, позвони мне, я хочу его видеть.

– Хорошо, позвоню. А-а, ты не шутишь?

– Нет, это очень серьезно.

– Ладно, дай мне еще Бланку!

– Але, до нее что, только дошло?

– Похоже, что да.

– Я хуею с этих блядей!

– А когда ты приедешь в гости ко мне?

– Предлагаю подождать Будилова! Беру тайм-аут!


ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ | Девочка с персиками | ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ