home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА СОРОК ТРЕТЬЯ

Лобковый герпес. Чудесное исцеление. Триумф моего хуя.


– Владимир, я вылечился! – заорал Ив, соскакивая с подножки мюнхенского поезда.

– Не пизди, – сказал я. – Чудес не бывает! Как это ты вылечился?

Лечился-лечился, вылечиться не мог, почти два месяца, а тут за неделю он вылечился! Хуйня на постном масле! Я тебе не верю!

– Нет, правда! Хочешь посмотреть?

– Не хочу.

– Но я вылечился! Вылечился!

– Как?

– Пошел в Мюнхене к врачу. Причем к обычному терапевту, а не к венерологу. Говорю – "дайте мне направление к хорошему специалисту", а он взглянул и отвечает – "это у вас лобковый герпес, надо выписать мазь и все пройдет".

– И выписал?

– Выписал. Я помазал первый раз и сразу все эти язвочки присохли.

Помазал второй – еще лучше. Уже почти ничего нет! Скоро смогу ебаться!

– А что же здесь тебя так странно лечили?

– В Вене просто хуйовые врачи!

– Да, я об этом уже много раз слышал. Здесь нет закона, защищающего права пациентов, если ты чем-нибудь заболел, то из тебя делают большую дойную корову и лечат не от того, только чтобы срубить побольше капусты. Несколько лет назад одному мужику по ошибке отрезали яйца! И врачей даже не наказали! Все газеты об этом полгода писали, смаковали подробности.

– Да ты что?!

– Да, это было в AKH – большом госпитале на Гюртеле. Там у них просто конвейер. Мужику должны были вырезать пупочную грыжу. Cделали короткий наркоз. Он очнулся, а грыжа на месте, зато в другом месте ничего нет, он стал кричать, звать на помощь. Но тут уж – зови-не-зови!

– Пиздец!

– Да, такова Австрия! Здесь многие законы еще со времен Франца

Иосифа и Гитлера до сих пор действуют. Например, здесь в юриспруденции есть такое понятие как "Doppelbeschtraffung", то есть человека за один и тот же проступок можно наказывать два раза.

Причем за какие-то совершенно абсурдные вещи. Например, за неуплату церковного налога. Этот налог ввел Гитлер для католиков, поскольку

Ватикан поддерживал его политику уничтожения евреев. Надо платить процент с дохода католической церкви. Многие студенты на это забивают хуй. Тогда к ним приходит экзекутор и забирает компьютер, плеер, мебель и другие ценные вещи. А потом приходит еще один экзекутор, поскольку оказывается, что дело по неуплате церковного налога рассматривается сразу в двух судах. А если какой-то крупный предприниматель или политик налоги не платит, то ему нихуя не бывает. Или если врач тебе яйца отрезал, то врачу тоже нихуя.

– Но это же полный беспредел!

– Да, эта страна живет по законам Франца Кафки!

– В Англии тоже хуйовая медицина, там тебя даже не лечат.

– А здесь лечат, но не от того.

– И это в конце второго тысячелетия!

– Увы, человечество не становится добрей и гуманней!

– А как же эволюция?

– На эволюцию всегда есть революция. Когда становится слишком хорошо жить, начинаются войны и государственные перевороты, чтобы компенсировать непомерное добро непомерным злом.

– Значит, я даже не могу пожаловаться на доктора Рауха?

– Пожаловаться ты, наверное, можешь, но это совершенно ничего не даст. Практики его не лишат, компенсацию тебе не заплатят.

Расслабься, дорогой, тебя просто отъимели по полной. Представляешь – ведь они кассировали с твоей страховки за каждый укол и еще количество прижиганий, наверное, тоже считали.

– Суки! Мне хочется пойти и их всех отпиздить!

– Успокойся!

– В мире так много несправедливости!

– Неправда, мир справедлив, но только к тем, у кого есть деньги и власть, а к тем, у кого их нет, нет, так всегда было и это логично.

Ив привез из Мюнхена ключ от дома на берегу Средиземного моря, где светило солнце и росли зеленые пальмы. По пути во Францию мы решили заехать в Венецию, чтобы встретиться и пообщаться с Анной

Итальянской, с которой я познакомился в Питере на съемках фильма. Мы планировали сделать остановку в Италии на несколько дней. Оставшиеся до отъезда дни Ив жил в "Арт-Фабрик", а срать ходил в паб "Кенгуру".

Если же его подпирало ночью, он срал на газету и выбрасывал говно в мусорный бачок на улице. Мыться он заходил ко мне.

– В Вене у меня есть троюродный дядя, – сказал он мне вскоре после возвращения из Германии. – Его надо найти!

– Давай найдем, – согласился я. – Надеюсь, он – богатый еврей, который даст нам денег!

– Он, конечно, еврей, но не богатый и денег не даст, – отвечал француз.

– Тогда зачем нам его искать?

– Просто потому, что он мой дядя!

Дядю мы нашли в телефонной книге. И Ив ему позвонил. Он видел дядю всего один раз в жизни, когда был еще школьником. Дядя жил недалеко от "Арт-Фабрик" в небольшой муниципальной квартире с женой и кучей уже взрослых детей. Все они сидели на социале, но подрабатывали, забивая в компьютер какие-то данные из актов какого-то министерства. Дядя обрадовался Иву и напоил нас чаем.

Он сразу же захотел посмотреть новое жилище своего племяша, и мы повели его в "Арт-Фабрик".

– Отлично, – похвалил помещение дядя. – У меня есть прокачка для туалета, мы его починим. А вот спать, на таком диванчике, явно не удобно. У меня в подвале есть большая старая кровать, на которой я зачал всех своих детей. Это – семейная святыня! Но я готов отдать ее вам, чтобы вы на ней тоже что-нибудь зачинали! У этой кровати хорошая энергетика, она располагает к занятиям сексом.

– Но почему вам ее не оставить себе? Мы ведь можем ее сломать!

– Не сломаете, она крепкая, в случае надобности выдержит Содом и

Гоморру. А я нею не пользуюсь. Когда я понял, что детей мне уже достаточно, я разобрал ее и унес в подвал. И вы представляете? Моя жена, которая до того беременела как кошка, вдруг перестала беременеть?!

Мы пошли за кроватью. Это было чудное сооружение с толстым пружинным матрасом. Кровать была огромной. Она занимала почти половину зала, превращая всю галерею в спальню. Мне это не понравилось.

– А как же нам устраивать выставки, если здесь будет стоять кровать?

– Ничего, пусть стоит, она не мешает, – сказал Ив, неожиданно меняя тему. – Кстати, а что ты будешь читать в институте славястики?

– Буду читать украинскую лирику.

– Украинскую лирику? Ты пишешь стихи по-украински?

– Да, пишу… Я ведь жил на Украине несколько лет. Тусовался в

Одессе и во Львове. С украинской литературой вообще кранты. Там ничего не происходит. На Украине нет ни одного поэта, который бы чувствовал язык. Поэты пишут на суржике – причудливой смеси русского и украинского или же канцеляритом.

– А когда ты все это написал?

– Уже давно, но эти стихи до сих пор остаются невостребованными.

– Ты никогда не читал их на публике?

– Никогда! Но я сделаю это на закате 20 века, чтобы Украине не стыдно было потом обернуться назад. Чтобы хоть что-то осталось в ее культурном наследии. Чтобы можно было внести эти стихи в школьные хрестоматии!


В венском институте Славястики никогда не собиралось и никогда не соберется больше столько людей, как в тот декабрьский вечер 1999 года. Даже на выступление Нобелевского лауреата Бродского в 1992 году пришло во много раз меньше.

Срывая с себя одежду, я вскочил на кафедру, с которой читали свои мертвые лекции живые трупы. Свои трусы я бросил в толпу беснующихся студенток, и она их поглотила. Мой хуй болтался в воздухе на уровне их лиц, губ, носов и я чувствовал, что она рассматривают его с большим интересом.

Возвышаясь над ними, я обрушил на них поток своей поэзии. Они смеялись, аплодировали и не хотели меня отпускать. Но я кончил, точнее сказать – дочитал и спрыгнул вниз, чтобы смешаться с народом и промочить водкой пересохшее от декламации горло.

Запела Ольга. Ко мне подошел Преподобный.

– Привет, – сказал я. – Не думал, что тебя здесь увижу!

– Меня пригласила Фиона, жена Перверта, я тебя с ней сейчас познакомлю, она здесь учится, – сказал он.

– Неужели у Перверта есть жена? – удивился я. – Надеюсь, что самого Перверта здесь нет!

– Нет, он бухает в компании Пятаковой. Приударяет за фрау Мельников.

– Вот так новости! А что же хер Мельников? Не ревнует?

– Представляешь, они с Ирочкой решили быть прогрессивными и жить как свободная семья – free family, так как они друг другу уже за столько лет надоели. Теперь они договорились между собой, что могут трахаться на стороне сколько угодно. И он, и она.

– Ха-ха! Какие модные ребята! Какие прогрессивные идеи! Они по-прежнему рассказывают историю о том, как я хотел отравить Андрюшу?

– Нет, сменили пластинку.

– Не может быть!

– Теперь они рассказывают о первой ночи фрау Мельников после того, как они пришли к решению трахаться на стороне. И она решила потрахаться… с кем бы ты думал?

– Теряюсь в догадках!

– С Гудком!

– С Гудком?

– Да. Он привел ее к себе в свою прокуренную до запаха прокисшей капусты мансарду…

– И?

– У него не встал.

– У меня бы тоже не встал…

– Он стоял перед ней и в панике дергал себя за свой маленький сжавшийся хуйок, который не становился больше и тверже. В итоге она ушла.

– И теперь всем об этом рассказывает?

– Да. Каждый день и помногу раз.

– А что говорит Гудок?

– Он покинул компанию, не в силах выносить позор. Говорят, у него депрессия.

– Нельзя допустить, чтобы он наложил на себя руки! Гудок – симпатичный урод!

– А вот и Фиона, она – ирландка.

Фиона оказалась толстой сдобной телкой, слепленной из белого дрожжевого теста, подобные тела хочется подолгу месить. На руках она держала грудного ребенка. Бедняжка, она была из хорошей богатой семьи и полностью содержала своего супруга, вкладывая деньги в его сомнительный талант, оплачивая ему бесчисленные уроки, рожая ему детей. Я в глубине души презираю мужчин-празитов, хотя это наверно очень кайфово – сидеть на шее у бабы.

У меня же всегда в жизни получалось наоборот – бабы садились на шею мне. Проклятье! Повернувшись от Фионы, я столкнулся с Юрой. Я предлагал ему ехать с нами на юг, но он отказался, сославшись на то, что может там сорваться и пойти в казино. Он не играл уже несколько месяцев. За ним следом шла Карин.

– Отдай мне "Ос"! – ныла она. – Это моя картина! Я могу вернуть тебе твои 273 шиллинга, но ты должен отдать мне будиловских "Ос"!

Почему ты молчишь? Отдай мне "Ос"!


ГЛАВА СОРОК ВТОРАЯ | Девочка с персиками | ГЛАВА СОРОК ЧЕТВЕТАЯ