home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава шестая

Особенности национальных железных дорог

Мазур давно уже перестал разглядывать окружающие пейзажи – прискучило. Ничего нового ожидать уже не приходилось. Маленькие городки (по какой-то загадочной системе поезд в одних ненадолго останавливался, а другие проходил без задержек) походили один на другой – хаотично разбросанные красные черепичные крыши, окруженные зелеными квадратами садов, центр городка опознается мгновенно по высоким шпилям старинной церквушки или не менее почтенной возрастом мунисипалидад. Иногда чуть ли не по часу вдоль полотна тянутся банановые плантации – однообразное море огромных бахромчатых листьев, убогонькие жилища рабочих, те самые здешние ранчо, ряды изгородей из высоких, двухметровых кольев – пока что гладких, казавшихся совершенно мертвыми, но Кацуба говорил, что, стоит начаться сезону дождей, через несколько месяцев колья станут обрастать первой листвой, а через пару лет на месте изгороди окажется густая аллея.

Плантации, городки и скопища крытых непременным рифленым железом хижин порой сменялись сертанами – редколесьем, перемежавшимся зарослями кустарника. По сравнению с сибирской тайгой – ничего особенного. То, что с полным правом можно именовать джунглями, простиралось на левобережье Ирупаны, куда им, слава богу, ехать не придется.

Гораздо интереснее был сам поезд, влекомый тепловозом, явно не намеренным бить рекорды скорости. Первый класс, где они ехали, еще мог порадовать цивилизацией – купе со стеклянными дверями и шестью креслами в каждом (правда, под обивку из кожзаменителя, такое впечатление, вместо пружин напихали опилок), под потолком безостановочно вертятся два вентилятора, а вместо стекол в окнах – тонкие жалюзи.

Остальные семь вагонов из девяти напоминали два первоклассных лишь внешним обликом. Мазур видел посадку – это скорее смахивало на съемки фильма из времен российской гражданской войны, разве что без махновцев и красных комиссаров. Люди лезли и в двери, и в окна, предварительно зашвырнув внутрь мешки, свертки, чемоданы. Более того – иные преспокойно путешествовали на крыше. Сначала Мазур решил, что наблюдает нечто из ряда вон выходящее, но сержант Лопес объяснил: обычное дело. Стоимость проезда на крыше или просто прогулки по таковой заранее включена в цену билета. Правилами не запрещается. Если кто-то слетит на полном ходу – его личное дело, давно вышел из детского возраста и заранее знал, что может угробить буйну головушку...

С сержантом Лопесом, в общем, с самого начала было легко – в нем Мазур моментально угадал распространенный на всей планете тип старого прилежного служаки, выполняющего свои обязанности от сих и до сих со всем прилежанием, но отнюдь не склонного лезть поперек батьки в пекло с личными инициативами – пусть думает начальство, у него побольше звезд и галунов... Лысый лобастый коротышка с роскошными усами, в мешковатом костюме из магазина готового платья, начальство в Мазуре признал сразу, почтительно именовал «сеньор коммодор»[12], был определенно неглуп и даже эрудирован – как-то он не без гордости рассказал Мазуру, что местная полиция начала работать с отпечатками пальцев еще в восемьсот девяносто втором, в то время как хваленый Скотланд-Ярд – лишь в девятьсот третьем. Мазур перепроверил у Кацубы, Кацуба порылся в памяти и подтвердил.

А вот с Ольгой оказалось потруднее – она перестала источать немую холодную враждебность, но до сих пор откровенно дулась, словно балованное дите или надменная принцесса, вынужденная пережидать ливень в убогой хижине углежога. Скорее, все же принцесса – в белоснежном брючном костюме, с немаленькими бриллиантами в ушах и на шее, она с крайне деловым видом стучала по клавишам стоявшего на коленях электронного чуда, соединявшего в себе персональный компьютер, спутниковый телефон и бог весть что еще. Экран, разумеется, оставался невидим для обозрения, не станешь же заглядывать к ней через плечо, – так что с равным успехом могла и заниматься чем-то серьезным, и попросту резаться в компьютерный покер сама с собой. На крючке, над ее плечом висела светло-шоколадная кожаная кобура с роскошной девяносто второй «береттой» – модель Ф, пятнадцать патронов, полезная игрушка. «Выделывается девочка, – думал Мазур, – хочет себя с самого начала изобразить не спутницей Тарзана, а самим Тарзаном...»

Он давно уже преодолел ошеломление, как только выяснилось, что нет никакой мистики, а есть фамильное сходство. Держался вполне спокойно – но где-то внутри засела тягостная, мучившая заноза, избавиться от нее не удавалось, строптивая и холеная девчонка была точнейшей копией...

– Любопытно, почему вы на меня так смотрите? – вдруг спросила Ольга довольно мирно, глянув на Мазура поверх откинутого дисплея. – Буржуазный вид смущает?

– Ох, у нас эти термины уже давно не в ходу... – сказал он.

– Все равно, не могу избавиться от впечатления, что вы относитесь ко мне несерьезно. Могу вас заверить: у меня в багаже есть более подходящая для сертанов одежда, но, пока мы едем в относительно цивилизованных условиях, уж позвольте выглядеть женщиной, а не «солдатом Джейн» в хаки...

– Помилуйте, я ничего такого в виду не имел...

Она фыркнула:

– Коммодор, у вас на лице временами проступает откровенное разочарование. Ну неужели вы всерьез думали, что я в первый же миг брошусь на шею представителю загадочной далекой России и, затаив дыхание, начну трепещущим от волнения голосом расспрашивать вас, как ныне выглядит Медный всадник и стоит ли еще Эрмитаж? Стоит, я знаю. Достаточно войти в Интернет – и хлынет поток информации, превосходящей все, что можно узнать от живого человека.

– Ничего такого я и не думал... – растерялся Мазур.

– Думали, не отпирайтесь. Нечто вроде. Все ваши, с кем мне доводилось общаться, так думают. Ждут глупых вопросов и сентиментальной слезы на девичьей реснице – ах, ля белль Рюсс... Иногда даже в постель заманивают, играя на загадочных струнках русской души, которые во мне должны пробудиться... Нет-нет, дымить извольте в коридоре!

Мазур покинул купе с превеликой охотой – радуясь лишней возможности побыть подольше от этого язычка бритвенной остроты. Мягкости той Ольги в ней не было ни капли.

– Франсуа в последнюю минутку кое-какую информацию сбросил, – тихо сказал примостившийся рядом Кацуба. – Все верно, никакой легенды – семья богатенькая, пару раз принимали к обеду дона Астольфо, девочка и в самом деле училась в Англии. Вот только работенка в министерстве – откровенная синекура. Вероятнее всего, родные пристроили, там много таких синекур. Со старым хреном Себастьяно вроде бы амуров не крутит, так что у тебя есть шанс...

– Заткнись, – сквозь зубы сказал Мазур.

– Извини, – серьезно сказал Кацуба. – Глупость спорол-с... Короче, очаровательная Ольга никак не может оказаться специально приготовленной для нас подставой – слава богу, хоть один неангажированный человечек рядом, на душе приятнее...

– Но они ж у нас повиснут на ногах, как гири...

– Не бери в голову, – спокойно сказал Кацуба. – На что у тебя зам по контрразведке? Франсуа обещал кое-что подкинуть в Барралоче, когда будет нужно, нападет на эту парочку здоровый и целительный сон длиною в полсуток – или еще что-нибудь в том же роде придумаем. Нет, серьезно, не бери в голову. Это не помеха. Нам бы мимо партизан проскочить...

– А этот болван? С Тихоокеанского флота?

– Все нормально, – сказал Кацуба. – Наутро взяли под белы рученьки не только его, но и всех остальных, кто с ним был в «Голубке». Не знаю точно, но уже в тот же день могли отправить на родину. В конце концов, никакой опасности я в этом не вижу, да и Франсуа тоже. Кто там в «Голубке» обращал внимание на пьяную болтовню руссо туристе? Кто там вообще знает русский? Забредают туда порой орлы из ДНГ, но они присматривают не за иностранцами, а за своими – да и паспорта у нас, не забывай, дипломатические. В крайнем случае подсадят очередного шпика, но это еще суметь надо, тяжеленько ему будет нас догонять по глухим местам... И потом, пока мы нужны Авиле, обижать нас не будут...

Он спокойно пускал дым в щелки распахнутых жалюзи. Метрах в двадцати от железной дороги проходила Панамериканская автострада – и параллельно поезду, почти сразу же его обгоняя, то и дело проносились огромные траки, груженные то ошкуренными бревнами, то непонятными ящиками и бочками.

– По автостраде надо было ехать, – сказал Мазур.

– Не видел ты здешних автобусов...

– Жуть?

– Те же вагоны второго класса, – он мотнул головой в сторону хвоста поезда. – Только хуже. А одинокая машина в здешних местах может чертовски легко исчезнуть. Самолет может упасть – в газетах не было ни строчки, но позавчера над сертанами исчез сорокаместный аэроплан, и кое-какие детали позволяют думать, что туда подсунули бомбу. Нет, мы выбрали оптимальный вариант – поезд и речной пароход. На поезда в этих департаментах давненько не нападали, на пароходы – тоже, абордаж тут как-то не прижился.

– Между прочим, это только против нас работает, – сказал Мазур. – Согласно теории вероятности. Чем дольше ничего не случалось, тем выше вероятность, что случится...

– Не накаркай, образованный...

В коридор вышел, на ходу доставая сигареты, самый загадочный сотоварищ по вагону – мужичонка самого невыразительного, где-то простоватого вида, рыжеватый и конопатый. С такой физиономией и простеньким костюмом ему было самое место во втором классе, но, видимо, в деньгах не стеснен. Загадочности ему придавал в первую очередь багаж – невысокий, но широкий ящик, с которым рыжий обращался так, словно там таился тончайший хрусталь. В стенках – россыпь дырок, но рассмотреть через них содержимое не удается. И, наконец, почему он поперся курить в коридор, если едет в купе один-одинешенек?

– Привет, парни, – сказал рыжий непринужденно. – Огоньку дадите? Бла-адарю. Вы, ребята, часом, не шпионы?

– А что? – осторожно спросил Кацуба.

– Мое дело маленькое, каждый выдрючивается, как может, только вы, если что, заранее скажите. Чтобы я от вас подальше держался. Не люблю толкаться рядом со шпионами, в этих местах чревато...

– А как насчет авантюристов? – поинтересовался Кацуба.

– Эт дело другое, парень. Я и сам, если прикинуть нос к пальцу, авантюрист... Эт ничего. Чем промышляете?

– Научные клады ищем, – сказал Кацуба.

– Тоже занятие. Лишь бы не шпионы. Одного такого лет пять назад в Африке поволокли шлепать, а я, надо же, ему за час до того помогал колесо менять. Начали и меня мотать, еле отвертелся. Научные клады – эт бизнес... Фред. – Он энергично сунул руку сначала Кацубе, потом Мазуру. – Фред Сайкс из Коннектикута, янки высокой пробы. Бизнесмен. Современный антиквариат.

– Интересно, – искренне удивился Мазур. – Антиквариат – это ведь и есть нечто старинное, как же он может быть современным?

– Мимо! – энергично ткнул в него пальцем янки из Коннектикута. – Вот и все так думают... а потому бизнес процветает без особой конкуренции. Вы, парни, книжки читаете?

– Иногда.

– А надо часто, – наставительно сказал м-р Сайкс. – Тогда в два счета черпанете хорошую идею. Читал я книжку одного парня, Лондона. И вез там один деляга яйца на Клондайк. Сечете? Золота там навалом, а яиц нету, потому что нету куриц. Ну, в книжке яйца оказались стухшими, но это ерунда, идея-то была четкая! Сечете? Антиквариат, парни, это не обязательно старина. Антиквариат – это то, чего где-то нету. А раз нету, оно и стоит – выше крыши... И получается – современный антиквариат. «Фред Сайкс и компания». Насчет компании – для солидности, я один... Знаете, чего у меня там? Кошки. Кысы. Четыре кысы, одна к одной. Пушистые – спасу нет. Про Город опалов слышали? Тыща человек в глуши копает опалы. Оружия у них завались, на спиртном денег не заколотишь, до меня догадались, шлюхи тоже на гастроли катаются, а вот чего там нету, так это всяких домашних уютностей. Знаете, сколько там стоит домашняя кыса, не местная, что на сушеный сперматозоид похожа, а настоящая, пушистая, сытенькая, из Штатов? Фью-фью! – Он не свистнул, а выговорил по буквам. – Четыре кысы – уже капитал. С руками оторвут и хвастаться будут. Так уж человек устроен – чем-то ему перед соседями всегда нужно хвастаться. У Арни Шварца – личный самолет, у кого-то еще – свой остров, у кого-то замок... а в Городе опалов ничего этого даром не нужно, однако ж чем-то таким перед другими хвастаться нужно, аристократию изображать... Я туда кыс третий раз вожу, дело знаю... Ага! А вот это – шпионы, верно вам говорю!

Он неприязненно покосился на молодую пару, вышедшую в коридор: оба в шортиках и ярких майках, и парень, и девчонка высокие, симпатичные, по-американски белозубые. Вытащили по сигарете, покосились на коннектикутца (не могли не слышать его последних слов, орал на весь вагон), пожали плечами и отвернулись.

– Да почему? – спросил Мазур. – Милые ребята...

Торговец кошками приподнялся на цыпочки, зашептал ему в ухо:

– Точно говорю, парни – шпионы. Они тут мне давеча вкручивали, будто оба из Алабамы, ну прям урожденные, ничего слаще чю-юдного шта-ата Алабама и не видали... Только выговор-то у них ничуть не южный, выговор у них Новой Англией отдает за три мили. Кого хотят наколоть? Янки из Коннектикута и пишется «янки»...

«Интересно», – подумал Мазур. Те же в точности подозрения зародились у них с Кацубой – парочка им тоже вкручивала мозги насчет Алабамы, но новоанглийский выговор был стопроцентным...

– Да ну, – сказал Мазур. – Это еще не говорит...

– Это-то как раз и говорит, – заверил янки. – Кто притворяется, что родом совсем из другого места? Шпионы! Вот вы откуда? Из России? Ну, а чего ж не притворяетесь, что из Франции? Потому что не шпионы, ага! Я из Коннектикута, вот и не вру, что из Арканзаса. Потому что не шпион. А это Лэнгли какое-нибудь, еще влипнешь с ними в неприятность... Ну, рад был познакомиться, парни, пойду кысок проверю...

Он ловко выщелкнул окурок в щель между планками, нырнул в купе и склонился над ящиком, нагибая голову вправо-влево, заглядывая в дырочки, постукивая пальцем, что-то воркуя. Гипотетические шпионы лениво пускали дым, слившись в привычном объятии… Стандартная американская парочка, незатейливая и сытая, излучающая спокойную уверенность подданных великой державы, привыкших, что в любом уголке планеты они и есть номеро уно. Вот только вредной привычке предаются в открытую – у них сейчас бушует антиникотиновая кампания, мало чем уступающая отечественной борьбе с зеленым змием образца 85-го, – но это еще ни о чем не говорит...

Докурив, они почти синхронно выбросили чинарики за окно и вернулись в купе. Парень тут же принялся задергивать плотные шторы. Мазур успел заметить, что девчонка, присев на краешек жесткого кресла, стягивает майку, обнажая кустодиевские перси.

– А наш янки не дурак, – тихонько сказал Кацуба.

– Ты про брехню насчет Алабамы? – спросил Мазур. – Я и сам засек. Только вряд ли это по нашу душу. И потом, мало ли по какой причине вашингтонец может себя выставлять алабамцем...

– Ну, во-первых, кто-то может и не знать, что мы с тобой семи пядей во лбу, с маху привязываем акцент к местности. А во-вторых... Есть соображения посерьезнее. Хоть это и считается заезженной истиной, но народец, посвятивший себя определенному ремеслу, сплошь и рядом выдают именно глаза. Если истина насквозь заезженная, это еще не означает, что она бесполезная, отнюдь. Глаза у этой сладкой парочки мне решительно не нравятся. Потому что оба постоянно демонстрируют классическое локаторное обшаривание. Вмиг разбивают окружающее пространство на некие сектора и быстренько изучают взглядом каждый. Научиться нелегко, а отучиться еще труднее, въедается, непроизвольно получается...

– Выходит, Кошачий Фредди прав?

– Не знаю, – сказал Кацуба. – Вообще-то такой тактике учат в первую очередь не разведчиков, а скорее охранников.... Но факт, что парочка непростая. Гниловатая парочка. Вовсе не обязательно по нашу душу, но приглядываться стоит. Не люблю непонятных людей в непосредственной близости, когда отправляюсь на такие вот прогулки...

Вернувшись в купе, они, к нешуточному удивлению, узрели, что Ольга преспокойно курит, умело выдыхая дым. Прежде ее с сигаретой не видели.

Она, вот чудо, немного смутилась:

– Извините, я кажется, переусердствовала...

– В чем? – спросил Мазур.

– В демонстрации дурного настроения. Простите, но эта ваша экспедиция и в самом деле на меня свалилась как снег на голову. Есть отчего фыркать и царапаться. Нет-нет, коммодор, не нужно напускать на физиономию столь понимающе-циническую ухмылку... Вы в мою личную жизнь не вторгались, но работу над довольно серьезным проектом пришлось из-за вас отложить.

– Видит бог, мы этого не хотели, – сказал Мазур, радуясь самой возможности непринужденно поговорить и слушать ее голос.

– Я понимаю. Это все дон Себастьяно. Человек, изволите ли видеть, старого закала. Работающая, в особенности серьезно, женщина – вздор, нонсенс, абсурд. Не может такого быть. Следовательно, нарушив ближайшие деловые планы такой особы, словно бы и не чувствуешь серьезной вины...

– Я понимаю, – сочувственно пробормотал Мазур.

– Сомневаюсь, – строптиво бросила Ольга. – Иначе не кидали бы то и дело столь иронические взгляды на мою пушку. – Она дернула подбородком в сторону кобуры с великолепной «береттой». – Если бы слышали краем уха, как асиендадо воспитывают детей на северо-западных равнинах...

– Слышал, – сказал Мазур. – «Всадница под бледной луной»...

– Убогий пример, – отрезала Ольга. – Кое-как втиснутая в наши декорации классическая мелодрама... хотя, кое-какие верные наблюдения взяты прямиком из жизни. Подозреваю, дедушка меня впервые посадил на коня в пять лет как раз оттого, что обожал это чтиво. Конь, правда, был не из диких, да и полдюжины гаучо верхами сидели наготове... – Она загадочно прищурилась. – Хотите положить себе яблоко на голову? Честное слово, я его непременно собью, пистолет пристрелянный, я к нему привыкла.

– Благодарствуйте, – сказал Мазур. – Лично я всегда считал, что историю про Вильгельма Телля швейцарцы выдумали для туристов...

– Я серьезно.

– И я. У меня аллергия на яблоки.

– Можно заменить пачкой сигарет. Трусите?

– Перед женщиной в данной ситуации – как бы и не стыдно...

– Не просто трусите, а в глубине души считаете, что девушка зря расхвасталась. Зря. Я хорошо стреляю, так что не ухмыляйтесь.

– Да нет, я по другому поводу, – признался Мазур. – Жаль, что не дожил дон Астольфо, побрекито... Вы и в самом деле были бы подходящей королевой...

Ольга сузила глаза:

– Ах, кто-то уже насплетничал? Конечно же, кроме Авилы, и некому... Ну, это к лучшему. Кто-нибудь другой на его месте мог и присовокупить ту старую выдумку, из-за которой я однажды аккуратненько всадила пулю в дерево, в дюйме от головы одного безответственного болтуна... Вздор. У дона Астольфо были свои пороки, но педофилии среди них не числилось. Вы со мной согласны, Лопес?

– Конечно, сеньорита Ольга, – кивнул сержант. – Ничего подобного. Дамы, к которым он, честно признаться, питал слабость, были, как бы сказать деликатнее, соответствующего возраста... Между нами, сеньоры, это был великий человек, что бы про него сейчас ни болтали...

Ольга кивнула с самым серьезным видом.

– Ага, особенно если вспомнить про лагерь в Мапачильяно... – проворчал Кацуба.

– Вам, большевикам, лучше бы помолчать, – заявила Ольга. – Вы ведь не станете отрицать, что расстреливали слоями, сословиями? Когда сама принадлежность к определенному сословию служила основанием для расстрела. У нас ничего подобного не было. Дон Астольфо был тиран, согласна, но при нем страдала только конкретная личность, а не абстрактный представитель сословия...

– Согласен, – признал Мазур не без неловкости. – Вот только должен напомнить, что мы с коллегой никого не расстреливали, более того, по моему глубокому убеждению, большевиков в массе своей как раз и перещелкал Сталин в тридцать седьмом.…

– Ну, я не имела в виду лично вас... Я о тенденциях. Что до Сталина – вам лучше бы поговорить с одним моим знакомым, капитаном тигрерос, вот уж кто обожает вашего хефе как великого императора... Посмотрите, это еще что?

Мазур взглянул в ту сторону. Железная дорога и автострада тут раздваивались – рельсы проходили над берегом неширокой спокойной речушки с коричневой водой, а бетонка круто сворачивала влево, тянулась по гребню крутого откоса. Примерно метрах в четырехстах впереди им опять предстояло слиться, бок о бок пройти по железному решетчатому мосту.

– В самом деле, любопытно... – вставил Лопес.

Поезд давно уже сбавил ход перед мостом, тащился по старым, изношенным рельсам не быстрее велосипедиста, и странноватую картину удалось рассмотреть во всех деталях.

Почти перед самым мостом замерли два гигантских трака-лесовоза – задний с нелепо вывернутой кабиной остановился на самом краю грязно-серой бетонки, заметно скособочившись, в состоянии столь неустойчивого равновесия, что, казалось, ткни его хорошенько пальцем – и загремит под откос. Наискосок по этому самому откосу, по сухой глине, улепетывали навстречу поезду три человека. Оступались, падали, катились, поднимая тучи серой пыли, вскакивали, перемазанные по уши, и вновь бежали, то и дело оглядываясь, что-то неразборчиво вопя.

Поезд скрипел и погромыхивал сочленениями. Миновал троицу бегущих – Мазур увидел раздернутые в крике рты, перекошенные лица. На душе почему-то стало тревожно.

– Да нет, глупости, – быстро сказал Лопес так, словно Мазур высказал свою тревогу вслух. – Выстрелов не слышно, по обеим сторонам моста – блок-посты, там вроде бы все в порядке...

Дернул поднимавший жалюзи шнурок, высунулся по плечи. Мазур примостился рядом.

Блок-пост, мимо которого поезд как раз проползал, выглядел нормально: низкий бетонный домик с плоской крышей, окруженной аккуратным парапетом из плоских мешков с землей, вокруг – стенка из таких же мешков, по колено рослому человеку, над ней виднеется пулемет на треноге, и часовой в пятнистом комбезе стоит навытяжку, обеими руками прижав к груди длинную автоматическую винтовку...

Их разделяло метра четыре. Мазур, еще ничего толком не понимая, но умея по профессиональной привычке включать при любых непонятностях волчью тревогу, лихорадочно стал соображать, что могло заставить тренькнуть в подсознании некий звоночек. Конечно, провинция, конечно, глушь... но чересчур грязен и небрит, и взгляд скорее злой, встревоженный, напряженный, ничего общего с лениво-отрешенным взором скучающего часового, приставленного к затерявшемуся в глубинке полустанку...

Рядом Лопес громко втянул воздух сквозь зубы, издав то ли стон, то ли рычанье...

На грязно-серой бетонной стенке багровел широкий веер темных подтеков, еще совершенно свежий, мокрый, и это выглядело так, словно...

В узком дверном проеме показалась перекошенная бледная физиономия – и под кадыком у нее вдруг возникла чужая рука, вмиг сдавившая горло, втащившая человека назад, донесся приглушенный стон...

...словно человек, получив в грудь то ли длинную очередь, то ли заряд из помповушки, со всего маху впечатался в бетонную стену и сполз по ней, запачкав кровью...

И улепетывающие от грузовиков водители...

Оттолкнув Мазура без всякого почтения, Лопес отпрянул от окна – лицо часового стало еще более злым, он невольно дернулся, но поезд уже проскрежетал мимо – одним движением свалил с багажной полки свою сумку, ухитрившись расстегнуть ее на лету, выхватил короткий черный автомат и ринулся в коридор, звонко передернув затвор, успев рявкнуть:

– Герилья!!!

Секундой позже поезд затормозил так, что Ольгу вынесло из кресла и швырнуло к противоположной стене. Мазур поймал ее на лету и спиной вперед, отработанно, ловко завалился на пол, смягчив для нее приземление собственным телом.

В коридоре мелькнула спина Лопеса, ногами вперед прыгнувшего в окно. Поезд стоял, под потолком по-прежнему крутились вентиляторы, но почему-то стало очень жарко.

Первые очереди, длиннющие, на полмагазина, затрещали на мосту. Им ответили другие, скупее. На тепловозе солдаты, вспомнил Мазур, пара-тройка, кажется, и пулемет у них там есть...

Новые очереди, в хвосте. В их вагон пока что не влепило. Извернувшись, он выбрался из-под ошарашенной Ольги, метнулся к окну и осторожно, прижавшись к стене, посмотрел назад.

Над мешками торчали три плевавшихся огнем дула – неизвестные в три ствола лупили по хвостовым вагонам излюбленными здешним народом длиннющими очередями. Похоже, проблемы экономии патронов перед ними не стояло.

Краем глаза Мазур увидел, что Ольга, оказавшаяся совсем рядом, тянется за своей кобурой.

– Куда, амазонка? – рявкнул он, невежливо отшвырнул в кресло. – Не женское это дело...

Стреляли с обеих сторон, и в голове поезда, и в хвосте. Сквозь беспорядочный треск очередей прорывались слитные, многоголосые вопли, кутерьма заворачивалась нешуточная. «Ловушка не захлопнулась, – сообразил Мазур, – они рассчитывали нас прижать на мосту, но Лопес, похоже, рванул стоп-кран перед прыжком в окно. Все равно, при таком раскладе расчешут, как бог черепаху, вдобавок на тепловозе может начаться пожар, дизельное топливо вряд ли вспыхнет, но вот сухое, как порох, дерево – а его в вагонах хватает – займется так, что мало не покажется...»

– Свали ее на пол и держи! – рявкнул он Кацубе так, что у самого заломило в ушах. – Отвечаешь!

Пусть напарник остается в тылу – контрразведывательных мероприятий в этих условиях никаких не предвидится, а за Ольгой нужен пригляд...

Выхватил из кобуры пистолет, обдирая ногти, выдернул из жесткого неподатливого кармашка запасную обойму и кинулся в коридор. Недолго раздумывая, выпрыгнул в окно, по проторенной Лопесом дорожке. Привычно приземлился на полусогнутые, тут же завалился набок и прижался к твердой сухой земле, оценивая обстановку.

Он был на сравнительно безопасной стороне – блок-пост от него отделяли вагоны, а те, что хулиганили на мосту, сосредоточили огонь на тепловозе. Что ж, его поведение никак нельзя назвать неприемлемым: герильеро, собственно, стоят вне закона, и ясно уже, что отсиживаться под лавкой – тактика порочная, пора всерьез подумать о самозащите. Вряд ли кто-нибудь из нападающих будет столь любезен, что посреди всей этой катавасии обратит внимание на их дипломатические паспорта и устыдится...

Прижимаясь к земле, Мазур пополз в хвост. Стрельба там немного приутихла, но ад стоял кромешный – то и дело в окна, закупоренные пробками из вопящих в слепом ужасе пассажиров, проскальзывал, выдирался какой-нибудь счастливчик и стремглав улепетывал куда глаза глядят. Большинство кидалось вверх по откосу, но более рассудительные попросту влились наземь и закрывали голову руками. Один такой едва не приземлился Мазуру подошвами на голову, Мазур перекатился к самому рельсу и то и дело, ползя по-пластунски, опасливо косился вверх: вряд ли есть для «морского дьявола» более унизительная смерть, нежели быть раздавленным насмерть ополоумевшими от страха аборигенами, вовсе даже не участвующими в веселухе...

Не было ни растерянности, ни колебаний. Была его обычная работа, которую следовало в темпе откатать. Держа «беретту» так, чтобы не черпануть дулом земли, Мазур медленно двигался к последним вагонам, тщательно рассчитывая перемещения так, чтобы голова оказывалась за колесным диском – идеальнейшее укрытие от пули. Порой пули звонко шлепали в колеса, тут же рикошетили с визгом. Аборигены перестали сыпаться на голову – видимо, предпочли отлеживаться в вагонах.

Ага, вот он... Сержант Лопес, укрывшись за колесом, время от времени выпускал скупую очередь по противнику.

Дззз-ззаннн! В рельсу рядом с головой Мазура угодило сразу несколько пуль. Он перекатился, окончательно изничтожая господский белый костюмчик от хорошего портного, одним рывком прополз на пузе с метр и оказался рядом с сержантом.

– Одного завалил, сеньор! – гордо сообщил тот, вжимая голову в плечи после очередного металлического лязга. – В лоб влепил... Там еще двое...

Он, завалившись на бок, перебросил рычажок на одиночный огонь – запасных магазинов не захватил, вояка...

«Двое – это, собственно, как бы и семечки... – сказал себе Мазур. – Вот только патронов у них немеряно...»

Он поймал мушкой видневшуюся над верхним мешком пятнистую кепочку и плавно потянул спуск. Кепочка отлетела – но, видно, не сидела на башке плотно, была сбита на затылок, и оттого противник остался целехонек, голова проворно скрылась.

Яростная пальба у тепловоза продолжалась. Бесконечно можно валандаться. Укрытие хорошее, но пора и вылезать на простреливаемое пространство, а сие чревато...

Он оглядел окрестности. И в приливе рассудочного боевого озарения наткнулся на хорошую идею. Еще раз прикинул все, провел воображаемые линии, оценил траектории...

Хлопнул по плечу приникшего к земле Лопеса и скупыми жестами обрисовал наполеоновский план. Сержант ухватил идею мгновенно, аж взвизгнул от восторга...

Мазур прополз несколько метров – под защиту последней колесной пары. Это перемещение, кажется, осталось незамеченным – вот и отлично... Держа пистолет обеими руками, тщательно прицелился и стал одну за другой всаживать пули в гигантские покрышки скособоченного трака. Выщелкнул опустевшую обойму, звонко загнал новую, выпустил еще четыре пули...

Какое-то мучительное мгновение казалось, что задумка не сработает и бесценные боеприпасы пропали зря.

Потом послышался длинный, тягучий скрежет. Огромный лесовоз все больше кренился, нависая над откосом жуткой сюрреалистической конструкцией, выгибаясь невозможным образом...

Вскоре произошло то, чего и следовало ожидать: металл не выдержал, с оглушительным противным хрустом отлетели боковые стойки, и толстые трехметровые бревна, сначала медленно, потом все более ускоряя тупой нерассуждающий разгон, оглушительно треща, стуча, сталкиваясь, подпрыгивая, хлынули этаким водопадом прямехонько на блок-пост, проносясь метрах в двадцати от Мазура, на безопасном отдалении, но зрелище было столь впечатляющее, что он невольно отполз по-рачьи, прикидывая, в какую сторону бежать, ежели что...

На блок-посту наконец поняли, что к чему, над стенкой из мешков показались видимые до колен пятнистые фигуры обоих герильеро – они, ничего не соображая от ужаса, кинулись спасаться, им бы, идиотам, схорониться за бетонным домиком, он выдержит удар, но эти придурки, скорее всего, драпали к реке...

Мазур выстрелил два раза. Рядом стрекотнул «хеклер-кох» сержанта – и обе фигуры полетели сбитыми кеглями, а парой секунд спустя первое бревно, будто великанская городошная бита, вмиг разметало мешки, звонко влепилось в бетонную стену (домик-куб и впрямь выстоял, только гул вокруг пошел неописуемый), тут же накатились другие, образовав завал. Еще несколько бревен шумно пропылили мимо, свалились в реку, подняв грязные фонтаны коричневой воды. Большая их часть так и упокоилась в реке, прокатившись мимо укрепленьица, но дело было сделано.

Переглянувшись, они взметнулись на ноги и кинулись к бетонному домику – там все еще взлетали фонтаны воды от звучно шлепавшихся в речку бревен, но это были последние. Огромная кабина трака, волоча за собой смятый в гармошку прицеп, проползла по откосу, невыносимо пыля, плюхнулась в воду и нелепо замерла у берега, погрузившись наполовину.

Трупы, трупы... Трупы партизан за кучей бревен, трупы в домике. Мазур рывком приподнял треногу пулемета, перенес его на моментально выбранную позицию. Знакомый, как зубная щетка, американский М60 – что тут копошиться?

Подкрутив пару хомутиков и установив прицел, он выпустил первую очередь по мосту, где за решетчатыми фермами маячили буро-зелено-пятнистые фигуры. Веера ослепительных искр так и брызнули, фигуры шустро попрятались, сообразив, что игра пошла по новым правилам, но одна так и осталась валяться...

Из кабины тепловоза принялись палить яростнее – тоже поняли новый расклад. Мазур точной очередью выщелкнул из-за фермы еще одного махновца, как он их мысленно окрестил. И стрелял, прижимая их к настилу, пока Лопес не затряс за плечо.

Мазур уставился в небо, куда показывал сержант. Ну вот вам и кавалерия из-за холмов... Вертолеты на глазах разорвали четкий строй, уходя вправо-влево, и Мазур с сержантом кинулись под защиту вагона – влепят сгоряча из бортовых дудок, потом ругай их с того света...

Из-под вагона все же удалось рассмотреть, как над рекой в трогательном единении промчались бок о бок «Барракуда» огневой поддержки, российского производства, и штатовская вертушка типа «Ирокез», обе украшенные броской эмблемой ВВС Санта-Кроче. Они шли прямо на мост, мощно стрекоча, отсвечивая бликами, озаренные вспышками бортовых пушек. Атакующие боевые вертолеты – приятнейшее зрелище, когда они на твоей стороне, и омерзительная картина во всех прочих случаях...

Теперь можно было не выделываться, не строить из себя двух героических ковбоев, – и они с Лопесом долго еще просидели под вагоном, в эпицентре рокотанья винтов, скрипучей пальбы скорострельных авиапушек и трескотни пулеметных очередей. Вылезли, когда все прекратилось, стихла пальба, вертолеты стали один за другим приземляться там и сям.

Первым делом Мазур кинулся в вагон, уворачиваясь от типа в офицерском берете, что-то возбужденно тараторившего насчет радости, которую он испытывает при виде невредимых «сеньорес дипломатико». Мимоходом подумал: на тепловозе, видимо, была рация, отсюда и столь чудесное избавление. Ненавязчивая забота дона Себастьяно дает первые плоды: вояки явно знали, кто едет в подвергшемся нападению поезде.

Слава богу, там все было в порядке – Ольга отряхивалась, кидая яростные взгляды на Кацубу, несомненно, лишь пару секунд назад ее выпустившего.

– Между прочим, – сказал Кацуба, – тут некоторые, стремясь героически ринуться в бой, отпускали выражения, которые благовоспитанные сеньориты из общества и знать-то не должны даже приближенно...

– У, ябеда! – огрызнулась Ольга, и это прозвучало так по-детски, что Мазур облегченно хохотнул.

– Не женское это дело, – сказал Кацуба.

– Где мой пистолет?

– Пожалуйста. – Мазур подал ей «беретту» рукояткой вперед. – Вот только патронов расстрелял изрядно, уж простите...

Вышел в коридор, чуть подрагивавшими пальцами вытягивая из кармана сигареты. Сквозь стеклянную дверь увидел, как с пола поднимается Кошачий Фред, прикрывавший собою ящик, – и сделал ему знак, обозначавший, что все неприятности кончились.

Они с Кацубой отошли от поезда метров на двадцать, и Кацуба сразу же сказал:

– Посмотри-ка внимательнее...

Мазур огляделся: между вертолетами и вокруг поезда суетились солдаты в пятнистом, с оглядкой возвращались пассажиры, кое-где слышались вопли боли, над ранеными стояли кучки скорее зевак, чем помощников...

– Да нет, ты на вагоны посмотри, – сказал Кацуба. – Интересная картинка, а? «Плебейские» порядком изрешетили, а два первого класса практически не тронуты.

– Ну и?

– Не согласуется сие с тактикой герильеро, на сегодня хорошо известной. Они обычно не делают исключений для «господских» вагонов – но и не решетят вот так... Пускают пару очередей вдоль вагонов, главным образом под потолок – вполне достаточно для наведения паники. А здесь все наоборот... Не по-обычному. И поскольку предпочитаю лучше пересолить, чем недосолить, мне в голову лезут идиотские мысли: быть может, это на нас кто-то охотился...

– Честно, не знаю, что тебе сказать, – пожал плечами Мазур. – Тебе виднее. Может быть, да, а может, и нет, что тут сейчас скажешь, не имея ни пленных, ни достоверной информации... Одно ясно: зря мы поленились снимать печати со стволов, самое время... – Он оглянулся на приближавшегося сержанта Лопеса и спросил уже громче, по-английски: – Полиция не будет возражать, если мы лишим оружие невинности в виде печатей?

– Не будет, – вяло ответил Лопес. – Даже наоборот, рекомендует именно так и сделать. Из столицы мы давно выехали...

Он стоял, устало держа автомат дулом вниз, и на его белый костюм жутко было смотреть – бродяга бродягой. Мазур видел, что после всех героических передвижений по-пластунски сам выглядит не лучше. Ни дать, ни взять – Адам-сплошная-глина.

– Эй! – окликнули их из окна вагона. – Как там, кончился вестерн?

Мазур поднял голову. В проеме, обрамленном обломками деревянных жалюзи, красовались «белозубики» – американская парочка, Дик и Мэгги, насквозь поддельные арканзасцы.

Сержант Лопес, уставясь на них свирепо и угрюмо, беззвучно пошевелил губами – Мазур мог совершенно точно сказать, даже не зная испанского, что именно произнес про себя бравый служака. Поскольку сам думал то же самое. В таких ситуациях зеваки не просто раздражают – приводят в бешенство. Особенно если стоят со столь беззаботными рожами, словно вышли из кинотеатра с премьеры очередного блокбастера.

– А не выпить ли нам по рюмочке, сержант? – искренне предложил Мазур. – После такого карнавала?

– С удовольствием, сеньор, – отозвался Лопес, безуспешно пытаясь выхлопать из костюма глиняную пыль. – По-моему...

– Есперен, сеньорес![13] – раздался сзади непонятный крик.

Их нагнал пожилой человечек, судя по одежде – пассажир плебейского класса – и что-то горячо затараторил, обращаясь сразу ко всем троим, яростно помогая себе выразительными жестами. В конце концов сержант что-то веско, угрюмо ответил, мановением руки отослал болтуна прочь.

– Что там? – спросил Мазур, ни черта не понявший.

Лопес быстро огляделся, понизил голос до шепота:

– Не знаю, как к этому относиться, сеньор коммодор... Этот тип уверяет, что за несколько минут до... начала заварушки видел с крыши, как из окна вагона кто-то выпростал красную ленту. Довольно длинную, яркую, заметную. Вообще-то мы уже сталкивались с таким приемчиком. Условный сигнал, и довольно эффективный: красное видно издалека, при нужде достаточно разжать пальцы, и не останется никаких улик... – Он тяжко вздохнул. – Говорит, будто это было окно одного из двух вагонов первого класса. Которое точно, конечно, не рассмотрел.

– А вы обратили внимание, что оба вагона первого класса целехоньки? – спросил Мазур.

– Обратил, сеньор коммодор. Только еще неизвестно, верить этому типу или не стоит. Такие, с позволения сказать, свидетели частенько выныривают. Наврет выше головы, чтобы угодить в «вознаграждаемые лица» – всякое бывает, иногда доля вознаграждения и впрямь свидетелям достается. Или в газеты ему попасть хочется.

– Газетчиков тут вроде бы нет, – сказал Мазур. – И насчет вознаграждения пока неясно, а?

– Совершенно верно, сеньор. Только вот... что прикажете делать? Улик ведь никаких. В вагонах – десятка три совершенно респектабельных субъектов. Прикажете обыскивать? Если и была лента, она сейчас валяется где-то за рельсами, а ничего другого может и не отыскаться... – Он помолчал, вздохнул еще тяжелее: – Сеньор коммодор, сеньор Мигель, послушайте моего совета, приведите оружие в порядок. И держите на поясе. Не нравится мне такое начало путешествия, я человек суеверный, насколько позволено доброму католику, храни нас Святая Мадонна Сантакрочийская во всеблагости своей...


* * * | Возвращение пираньи | Глава седьмая Вдали от твердой земли